8 возраст: 1625–2025 гг.

Четвертая фаза Великих Моголов (1629-1665).
Османская империя осуществила вариант крайне военизированной Империи. Великие Моголы осуществили вариант максимально стяжательской Империи, сказочной страны, воочию осуществившей мечту о сладкой жизни с молочными реками и кисельными берегами. Так эти две почти одновременные Империи ислама доводили до абсурда две крайние идеи средневековья.

"Сто лет устойчивого правления и процветания превратили Могольскую империю в богатейшее государство того времени, и Шах Джахан мог дать волю своей страсти к строительству. Тадж-Махал в Агре, Красный Форт в Дели, мечети Джами-Масджид и Моги-Масджид – это лишь самые величественные из его многочисленных сооружений" (К. Паниккар). Знаменитая усыпальница Тадж-Махал была построена с 1630 по 1652 год. "Этот утонченный архитектурный цветок из мрамора и самоцветов полностью отвечает духу своего времени" (А. Короцкая).

Ясно, что итоги седьмой возраст человечества подвел с английским циклом, а Великие Моголы были уже перебором. Своей четвертой фазой Моголы забрались уже на территорию восьмого возраста. Бог не ocтавит своих детей без присмотра, и весь восьмой возраст миром будут править не просто Империи, а Империи-гиганты. Третья и четвертая Россия, четвертая Англия – это апофеоз всего имперского пути. Гораздо скромнее Иран – провозвестник упадка имперского центризма и торжества глобального Запада.

Первая фаза Третьей России (1653-1689).
Никон, вообразивший, что он и есть истинный революционер, стал активно вторгаться в политику, полагая, что духовная власть берет верх над светской, а было-то все наоборот, и уже в 1658 году он уезжает в монастырь, рассчитывая, что царь вернет его. Его не вернули, более того – велели не выпускать из монастыря. Наступили новые времена, и тезис Никона "священство выше царства" оказался пророчеством от обратного. С 1653 года восточный (идеологический) ритм никогда более не вернется на русскую землю.

"Несмотря на свой пассивный характер, на свое добродушно нерешительное отношение к вопросам времени, царь Алексей много помог успеху преобразовательного движения. Своими часто беспорядочными и непоследовательными порывами к новому и своим умением сглаживать и улаживать он приручил пугливую русскую мысль к влияниям, шедшим с другой стороны. Он не дал руководящих идей для реформ, но помог выступить первым реформаторам с их идеями, дал им возможность почувствовать себя свободно, проявить свои силы, и открыл им довольно просторную дорогу для деятельности, не дал ни плана, ни направления преобразованиям, но создал преобразовательское настроение" (В. Ключевский).

Как островок новой жизни в Москве появляется Немецкая Слобода. Создатели Немецкой Слободы из ревнителей русской старины опять получили не то, что хотели. Немецкая Слобода планировалась как резервация иноземцев, чтобы они не смущали своей раскованной и веселой жизнью патриархальных москвичей. Однако Немецкая Слобода стала "проводником западноевропейской культуры в России" (В. Ключевский). "Немецкая Слобода" – ступень к Петербургу" (В. Соловьев).

Вторая фаза Третьей России (1689-1725).
Главным детищем Петра I была гвардия – два отборных волка, практически никогда не воевавших. Сферой деятельности гвардейских полков оказалась политика. Гвардия Петра била его опорой в борьбе за власть и в удержании власти, она была его "кузницей кадров". Гвардейские офицеры и сержанты выполняли любые поручения царя – от организации горной промышленности до контроля высшего генералитета.

При Петре I перенесена столица, изменено летоисчисление, принята другая азбука, подвергся ревизии образ жизни, вплоть до одежды и рациона, появились новые праздники. "Рубили" окно в Европу, но рубили по живому.

Третья фаза третьей России (1725-1761).
Маскировочный образ петровской России, как послушного ученика культурной Европы, думается, был очень убедительным. "Онемечивание" России шло столь стремительно и мощно, что ко времени правления Петра III никто не сомневался в том, что у России нет ни своих интересов, ни своих амбиций. 72 года она добросовестно играла роль младшей сестры Европы, предоставляла свою армию для разрешения европейских споров, ничего не требуя взамен. Россия с искренней верой хотела войти в Европу, стать стопроцентным европейским государством.

Но вот кончилось "темное время", смыт грим, и изумленная Европа видит свергнутого Петра III, всесильную гвардию, мощное, насквозь военизированное государство, а во главе его императрицу, обладавшую абсолютно независимым от чьего-либо влияния мышлением.

Четвертая фаза Третьей России (1761-1797).
"Блестящий век, покрывший Россию бессмертной, всесветной славой ее властительницы, время героев и героических дел, эпоха широкого, небывалого размаха русских сил, изумившего и напугавшего вселенную", – писал о времени правления Екатерины II В.О. Ключевский.

"Екатерина отвоевала у Польши и Турции земли с населением до семи миллионов душ обоего пола, так что число жителей ее империи с 19 миллионов в 1762 году возросло к 1796 году до 36 миллионов", – писал В.О. Ключевский. Ошибется тот, кто отнесет имперские успехи на счет грубой военной силы. Нет, это была победа всего нового и передового в военном и дипломатическом искусстве. Князь Безбородко, завершая свою дипломатическую карьеру, говорил молодым русским дипломатам: "Не знаю, как будет при вас, а при нас ни одна пушка в Европе без позволения нашего выпалить не смела".

Первая фаза Четвертой Англии (1761-1797).
Освежим некоторые даты промышленного переворота. Механическая прялка-дженни – 1765 год, прядильная машина с водяным двигателем – 1767 год, так называемая мюль-машина – 1779 год, изобретение прокатного стана – 1784 год. В 1784 году Дж. Уатт получил патент на универсальный паровой двигатель... Роковым для домашней промышленности стал механический ткацкий станок Картрайта (1785). "В последовавшие за 1760 годом 25 лет было выдано больше патентов, чем за предыдущие полтора столетия" (Дж. Тревельян).

"Войны, которые мы вели за морем при помощи маленьких профессиональных армий, почти не мешали мирным занятиям обитателей счастливого острова. Никогда империя не приобретала чего-либо с меньшими затратами, чем Канаду и Индию. Что касается Австралии, то капитан Кук просто подобрал ее из моря" (Дж. Тревельян). "В Англии это было время политического довольства и общественного благосостояния, быстрого экономического развития..." (Дж. Грин).

Вторая фаза Четвертой Англии (1797-1833).
"Страсть к богатству в некоторых отношениях, бесспорно, является чем-то новым. Она очень быстро развилась в начале XIX века; она не была так сильна в прошлом столетии, когда люди гораздо больше предпочитали вести спокойную досужую жизнь" (Арн. Тойнби). Речь, таким образом, идет о всеобщей страсти к богатству, не связанной с рождением, происхождением и т.д. Так рождался английский мир, которым в тяжелой форме болеет сейчас США и многие другие страны Запада. Таким образом, и в этом человеческом грехе мир Запада не повинен. Приоритет вновь у мира Империи. Страсть к деньгам, как и любая другая настоящая страсть, например, страсть к истине, может родиться лишь в имперском 144-летии, причем, скорее всего, в самой страстной его фазе – второй. Мир Запада слишком вял и пассивен, он может лишь копировать Империю. (Особая статья – т. н. тоталитарные двойники).

Разгул и беспредел второй фазы достигали абсолюта: регулирование было под таким же жутким запретом, как у большевиков конкуренция. "Даже робкие попытки филантропов повысить минимальный возраст приема на работу детей с семи до девяти лет вызвали бурю протестов со стороны фабрикантов, утверждавших, что тем самым тиранически нарушается право детей на труд" (Ч. Поулсен).

"14-16-часовой рабочий день, превративший всю жизнь рабочего в чередование непосильного труда и короткого сна, нищенский уровень заработной платы, которой едва хватало для поддержания скудного существования – вот на какой основе взросли баснословные состояния первых капиталистических промышленников и их верных союзников-финансистов" (Ч. Поулсен).

Третья фаза Четвертой Англии (1833-1869).
"Век угля и железа" вступал в свои права: бурно развивается железнодорожный транспорт, полным ходом идет строительство пароходов. Электрическая и телеграфная компании образовались в 1846 году. На это же время приходится триумф однопенсовой почты (рождение почтовых марок). Успехи в металлургии, машиностроении следуют один за другим. "Завершив промышленный переворот ранее всех других стран, Англия оказалась в середине XIX веха в очень выгодном положении: ее передовая промышленность позволяла ей побивать всех конкурентов дешевизной и качеством товаров. Это обстоятельство дало английской буржуазии фактическую монополию на мировом рынке. Англия все больше превращается в мировую фабрику, "мастерскую мира", по отношению к которой весь остальной мир играл роль поставщика сырья и покупателя готовых товаров" (Н. Ерофеев). К. Маркс и Ф. Энгельс называли Англию этого временя "демиургом буржуазного космоса".

В ситуации внешнего и внутреннего успеха могло создаться впечатление, что найден стабильный и идеальный способ бытия. Тяга к гуманизму удачно сочеталась с твердостью духа и бодростью. "Это была эра "мускулистого христианства", напряженной деятельности и холодных ванн. Организованные игры, особенно крикет и футбол, быстро распространялись в школах, университетах, обычной жизни. Пешеходные прогулки и новое развлечение горных восхождений были характерны для энергичного и атлетичного поколения" (Дж. Тревельян).

Четвертая фаза Четвертой Англии (1869-1905).
Удивительнейшим явлением английской жизни конца XIX века стало рождение мировой детской литературы на принципиально новом уровне. Д. Дефо (1660-1731) и Дж. Свифт (1667-1745) писали свои "детские" книги для взрослых, детскими они стали потом, значительно позже. А вот Чарльз Доджсон (Льюис Кэрролл) написал свою "Алису в стране чудес" (1865) и "Алису в Зазеркалье" (1871) для детей, а взрослыми эти книги стали, когда эти дети уже подросли. "Алиса" вызвала множество подражаний и породила волну всеобщего чадолюбия. "Более чуткое и заботливое отношение к детям было одним из главных вкладов, сделанных англичанами викторианской эпохи в дело подлинной цивилизации" (Дж. Тревельян).

Англичане стали основными посетителями лучших отелей Западной Европы, Средиземноморья и Египта. Стиль жизни, приписываемый жителям развитых стран Запада конца XX века, оказывается, был разработан все в той же четвертой фазе четвертой Англии. "Газовое и керосиновое освещение уступило место электрическому. Проведение праздничных дней на морском побережье стало обычным для мелкой буржуазия и даже для значительной части трудящегося класса" (Дж. Тревельян). В те же года возник обычай проводить за городом конец недели (уикэнд). Такова фантастическая пропасть между четвертой фазой и второй, в которой, как мы помним, обычной была жизнь рабочих, когда они ели и спали около станка.

"Возрастание приятности и уменьшение однообразности жизни, появление соперничающих развлечений и занятий, таких, как чтение, музыка, театр, тщательно организованные игры, велосипедные прогулки, осмотры достопримечательностей, проведение праздничных дней в деревне или на мороком берегу..." (Дж. Тревельян). Кроме всего прочего, такой образ жизни способствовал резкому снижению пьянства и столь же резкому снижению смертности. В 1886 году соотношение рождений и смертей было в Англии 13 к 3, в Германии 10 к 8, а во Франции 1 к 4!

Первая фаза Четвертой России (1881-1917).
Вспомним ситуацию перед 1881 годом. Два гиганта – Толстой и Достоевский создают шедевр за шедевром: 1869 – "Идиот", "Война и мир", 1873 – "Бесы", 1877 – "Подросток", "Анна Каренина", 1881 – "Братья Карамазовы". Постепенно становится ясно (или не ясно, но все равно чувствуется), что это ухе не совсем литература, а некая надлитература: то ли пророчества в виде романов, то ли романы-обобщения. В любом случае, судить Толстого или Достоевского по меркам стилистического совершенства или психологической достоверности персонажей все равно, что заставлять академика пересдавать кандидатский минимум. От Толстого и Достоевского один шаг до высшей ступени литературы, в которой воедино сольются религия, наука и искусство. Однако один шаг этот столь велик, что для него понадобился целый имперский цикл, тот самый, в котором мы живем (1881-2025).

Могла ли Россия, столь долгие годы отдавшая постижению Бога, свой самый напряженный духовный поиск завершить на вполне светской ноте? Факты таковы, что с 1881 по 1917 год в России произошел небывалый и ничем не оправданный всплеск философских поисков и открытий в русской религиозной философии.

Первым обычно вспоминают Владимира Соловьева (1853-1900), выдвинувшего идею "всеединства". "Избрав своим философским делом оправдание "веры отцов" на "новой ступени разумного сознания" и отвергая материализм революционно-демократической мысли, Соловьев предпринял наиболее значительную в истории русского идеализма попытку объединить в "великом синтезе" христианский платонизм, немецкие классический идеализм и научный эмпиризм".

Именно Соловьев "стоит у истоков "нового религиозного сознания" начала XX века: богоискательства и религиозной философии Н. Бердяева, С. Булгакова, С. и Е. Трубецких, П. Флоренского, С. Франка и других" (ФЭС).

Первая фаза Ирана (1905-1941).
"Экономическое и политическое закабаление Ирана, оккупация части его территории турецкими, английскими и царскими войсками, соглашение об окончательном разделе Ирана на сферы влияния – все это усилило антиимпериалистические настроения в Иране. Даже иранское правительство, состоявшее из представителей феодальной верхушки, занимало в 1915 году резкую антианглийскую позицию. И наоборот, Германия, воевавшая против Англии и России, казалась многим националистически настроенным буржуазным и помещичьим деятелям Ирана страной, на которую можно было опереться в борьбе против Англии и царской России" (М. Иванов).

Так зарождается мощная политика уравновешивания. Сначала на территории Ирана сталкиваются Россия и Англия. Затем, когда Англия и Россия договариваются между собой, в столкновение вовлекается Германия. В результате "у семи нянек" дитя оказывается достаточно самостоятельным и независимым. Когда, в конечном счете, Россия, Англия и Германия оставят надежды руководить строптивой страной и лишь США сохранят империалистические иллюзии, Иран уже наберет силу, и последний "наставник" вылетит из Ирана в 1979 году, как пробка из бутылки шампанского в новогоднюю ночь.

Вторая фаза Четвертой России (1917-1953).
Важный нюанс – большевики пытались опираться на технократический класс (пролетариат), и это во многом определило их победу: ведь 144-летие, в котором совершалась эта революция – время создания индустриализованной, пролетаризированной державы. Теперь мы видим результаты работы 72 лет: все население страны, включая и жителей сельской местности, превращено в пролетариев (рабочих), над которыми властвует класс технократов.

Пролетарская революция, породившая 72 года так называемого социализма, в конечном счете, привела лишь к количественному преобладанию пролетариата. В остальном же рабочий класс становится максимально закрепощенным, несамостоятельным и чрезвычайно далеким от реальной власти.

Вторая фаза Ирана (1941-1977).
Вторая фаза в своем разгаре вдруг покончила с политикой равновесия. Шах выступил с заявлением о том, что курс на нейтралитет, которого "Иран придерживался в течение 150 лет, ничего хорошего не сулит". Монарх предлагал смело избрать новый путь и "приобрести себе достойных союзников". Речь шла о резкой переориентации на США. Однако удивительнейшим образом новая политика не привела к очарованию иранцев американскими прелестями. Скорее, наоборот – CША подпали вод обаяние шахского режима, поверили в него, поверили в то, что дружба с Ираном вовек нерушима...

В 1975 году на конгрессе иранской философии шахиня провозгласила программу интеграции философии, науки и религии на Востоке, которая даст возможность избежать переживаемого Запахом духовного кризиса...

Третья фаза Четвертой России (1953-1989).
Мы полетели в космос, перекрыли Енисей. Размах проектов рос, дошло уже до поворота рек. Задача технократизации всех ресурсов была выполнена на сто процентов. По цифрам мы вышли на первые места. Конечно, много бестолковщины натворено в этой гонке. Но на то и существует четвертая фаза, чтобы все упорядочить.

Третья фаза Ирана (1977-2013).
"Шиитская вера усилила свойственное иранцам глубокое убеждение, что они уникальны и превосходят всех в культурней сфере" (Р. Коттам). Именно сочетание веры в свои силы, могучей энергии и одновременно некоего запретительного фона даст возможность новой иранской культуре, как следует поварившись в своем соку (аналог кухонной культуры брежневских времен), выплеснуться после 2013 гола на мировые просторы.

Четвертая фаза Четвертой России (1989-2025).
72 года Советской власти совсем недавно окончились, и жизнь еще должна доказать положения теории. В любом случае, образ "империи зла", в который крепко поверил Запад – это чистая маскировка, абсолютная липа. Мы не злые. Страдания темного времени не опустошили и не озлобили нас, они лишь отучили нас от сытой и самодовольной жизни, сделали менее зависимыми от жизненных благ. Образ вооруженного до зубов, агрессивного монстра вскоре растает как снег. Да, но что же останется? Останется индустриальный гигант с полностью технократизированным населением и колоссальным интеллектуальным потенциалом.

Очень скоро окажется, что к предстоящей всемирной схватке за информационное господство лучше всех готова именно Россия. Bот так, под прикрытием ракет и танков, создавалось, может быть, самое пацифистское общество в мире.

На этом рекламно-обзорная глава заканчивается. Тем, кто не понял, о чем она, стоит обратиться к полному тексту "Поисков Империи". Тем, кого эта глава заинтриговала, также стоит обратиться к полному тексту "Поисков Империи". Все вопросы по приобретению "Поисков" можно обсудить по телефону 718-24-35.

Для тех, кто решил обойтись без полного текста "Поисков", буквально несколько заключительных слов: именно обнаружение и описание двадцати имперских циклов я считаю первой и пока единственной практической победой новой науки – теоретической истории.

Наш сайт знакомств