Часть I. Арифметика истории

Каждой науке нужны свои элементарные частицы (базовые элементы). Без этих элементов не построишь никакой науки, ибо тонешь буквально в необозримых нагромождениях все большего и большего количества информации, теряешь всякую возможность общаться с коллегами, уподобляешься слепцу, который не ведает что творит, куда идет... С элементарными частицами жизнь науки становится прекрасной (если частицы определены верно). Появляется вдохновляющая красота, рождается стройная теория, все обретает смысл, а главное, появляется способность предсказывать возможные результаты того или иного действия, того или иного эксперимента. Собственно, именно обнаружение разного рода элементарных частиц смогло отделить одни науки от других. Химия поставила себе предел не копаться в ядре химического элемента, биология обязала себя (хорошо бы генетики об этом не забыли) не заниматься выращиванием в реторте гомункулуса. Поставив эти пределы, ученые смогли ограничить себя в бесконечном стремлении к детализации и углублению. У химиков появились такие элементы как золото, ртуть, сера, фосфор, а главное, исчезла иллюзия, что из ртути можно получить золото (для ядерного физика в этом переходе ничего запретного нет). Ну, а потом произошло чудо чудесное: когда элементов стало достаточно много, Дмитрий Иванович Менделеев построил из них Периодическую Систему. Вот бы обрести такую же систему в истории!

Современное состояние исторической науки таково, что она сильно отстает от далеко ушедших вперед естественных наук (физика, химия, геология, биология и т.д.), давно прошедших стадии сбора и обобщения информации и перешедших к фазе практического применения обретенных знаний. С другой стороны, история значительно обогнала иные гуманитарные науки (психологию, философию, экономику), которые не в состоянии договориться о самых примитивных вещах, создать единый и неделимый для всех набор фактов. Увы, но во всех этих науках факты плетутся вслед за изначально придуманными концепциями, деформируясь в угоду этим концепциям. Таким образом, означенные науки изучают не столько факты, сколько занимаются перечислением концепций, объясняющих факты, окончательно запутывая всех и вся.

История – совсем другое дело. Если отсечь небольшие перекосы, возникшие во времена одиозных режимов, то легко убедиться, что большинство исторических фактов абсолютно достоверны, их масштаб и значение вполне точно измерены, определено их взаимодействие как с прошлым, так и с будущим. Таким образом, историческая наука, в целом, лишилась разноголосицы, миновала стадию драки и устоялась в своих понятиях.

Нет сомнений, что грандиозные исторические катастрофы XX века подвели человечество к той черте, за которой отсутствие объективной исторической теории становится невыносимым. Ибо действовать вслепую, не зная исторических последствий становится смертельно опасным.

Возвращаясь к теме элементарных частиц будущей теории необходимо вспомнить о том, о чем нам прожужжали все уши с самого детства – о революционных переменах. Именно революция была, есть и будет основой любой исторической доктрины. Без понимания смысла революций ничего нельзя понять в историческом процессе. А потому, оставив все дальнейшие рассуждения, окунемся в море революционных дел, свершений, событий.

Наш сайт знакомств