Часть III. Смысл двенадцатилетий

Начинались поиски теории, как уже было сказано, с 36-летий, обнаруженных в истории России конца ХIX-ХХ вв. Речь идет о событиях исторического ряда 1881-1917-1953-1989...

Строение 36-летий достаточно очевидно, в них должны быть подъем, стабилизация и упадок. В самом деле, каждое 36-летие – это период, в котором осуществляется единый тип власти. (На Западе речь идет об экономической власти, а на Востоке о власти идеологической.) Каждая новая власть всегда переживает период становления, когда все держится на энтузиазме, революционной энергии и вере в идеалы. Дальше обязательно должен наступить период стабилизации, ибо никакой энтузиазм не вечен, энергия снижается, а идеалы тают, сталкиваясь с реальными проблемами. Власть должна обладать преемственностью, условия игры должны быть едины, иначе народ не в состоянии будет делать то, что от него требуется – работать, отдыхать, есть, пить, голосовать и т.д. Всегда за революционной активностью масс следует период апатии, усталости от потрясений, жажды регулярности, стабильности, покоя. Все это как бы само собой подразумевалось, все это было ясно из самых общих соображений.

Далее – упадок. Никто не жаждет упадка, все хотят, чтобы стабильность длилась вечно. Однако существует замечательный принцип эволюционного развития: либо ты двигаешься вперед, либо тебя отбрасывает назад. Однажды приняв решение остановиться в своем развитии, человек (общество, государство) обрекает себя на то, чтобы в какой-то момент потерять способность к движению вообще. Увлечение стабильностью всегда рождает застой, а застой – это уже болезнь, гниение, распад. Успехи, которые несет стабильность, сытость, самоуверенность – все это причины грядущего упадка. Можно найти и возрастное объяснение застою. Если революционеры были в самом активном и рабочем возрасте от 30 до 40 лет, то через 24 года они попадают в самый солидный, самый застойный возраст, от 55 до 65 лет.

Ясен также и исторический смысл застоя и упадка. Если каждой власти отпущено всего лишь 36 лет, то концовка 36-летия обязана создать мощный класс недовольных старыми порядками, из которого, собственно говоря, и будут формироваться новые революционеры. Причем от степени загнивания старой власти зависит и степень революционности будущих властителей. Старая же власть, пытаясь наградить себя за труды долгие и праведные, а также чувствуя, что властвовать ей не вечно, старается позагнивать всласть, на полную катушку.

Если вспомнить некоторые реалии российского развития в текущем цикле, то первые 12-летки каждой из четырех фаз (1881-1893, 1917-1929, 1953-1965, 1989-2001 годы) – это период радикальной смены идеологии управления обществом, прихода к руководству "новых людей", начала формирования новой стратегии и новых организационных форм национального развития. Первые 4 года начальной фазы уходят на изживание старой бюрократии, присутствие которой в новом аппарате на первых порах необходимо и неизбежно. Были "спецы" в период военного коммунизма, была "группа" Кагановича, Маленкова, Молотова до 1957 года, были "титаны" ведомственной экономики до 1993 года...

Первые годы начального периода, как правило, мало результативны в экономике, ибо преобразования требуют порой и демонтажа прежних структур производства и управления. Все это еще как бы поиск магистрального пути, проба сил, подготовка почвы и наведение элементарного порядка. Реальный экономический подъем (особенно в отраслях крупной индустрии, отраслях, работающих на монопольный спрос государства) начинается лишь с середины этого периода (1887, 1923, 1959, 1996 годы). Этот экономический подъем в новых экономических условиях осуществляется еще на некой переходной основе, включающей элементы старого экономического порядка (подъем 1887 -1893 годов; НЭП в 1923-1929 годы; совнархозы 1959-1965; региональные модели развития в 1995-2001 годы).

Вступление во вторую фазу развития (1893, 1929, 1965, 2001 годы) связано с завершением периода поисков и новаторства. Новый механизм политического единовластия, формирующийся к концу предшествующей фазы, концентрирует усилия нации в русле единой "новой идеологии", воплощая энергию масс в соответствующие хозяйственные формы. В 1965-1977 годах (от начала косыгинской реформы и до начала застоя) – это система сырьевых и территориально-производственных комплексов, позволившая обеспечить экономическое развитие страны за счет импортно-валютных вливаний.

Третье 12-летие – критическое для каждого 36-летия. Оно проходит под знаком крайнего индивидуализма всех людей. И если рыночная экономика только приветствует индивидуализм, то в экономической системе, рассчитанной на всеобщую синхронизацию усилий, индивидуализм быстро приводит к развалу (кто в лес, кто по дрова). Характер вступления в эту фазу для разных циклов различен (1905, 1941, 1977, 2013), но всякий раз сопровождается попытками реформировать господствующие принципы, не меняя сути. Столыпинская реформа как попытка ослабить контроль репрессивного аппарата над высшим армейским и политическим командованием в первые годы войны. Попытка реанимировать хозяйственную реформу в 1977 году, предварительно очистив аппарат от остатков "косыгинских" реформаторов.

Неудача этих попыток реформ подготавливает ситуацию нарастания к неустойчивости (1913-1917, 1949-1953, 1985-1989). В 1949-1953 годах это формирование элементов будущего "коллективного руководства", когда диктатура Сталина заметно ослабела. В 1985-1989 годах политика перестройки с ее антиведомственной направленностью, разрушением административных методов руководства и гласностью – прообразом будущих информационных систем.

Наш сайт знакомств