Тоталитарные двойники

Покинув территорию жесткой теории (арифметика, алгебра, обратная логика) и вступив в мир беспрецедентных явлений, мы, безусловно, утрачиваем элемент научности в старом ее понимании, однако обретаем элемент красоты и гармонии, что ведет нас к новой науке, в которой критерий красоты будет более значим, чем критерий воспроизводимости результатов.

О какой воспроизводимости можно говорить при описании Большого Откровения, если за всю историю человечество оно должно случиться лишь трижды, причем каждый раз иметь разный смысл. Однако есть критерии, позволяющие описывать это явление с уверенностью, и критерии эти целиком находятся в сфере восприятия человека. Не имей люди воображения, не имей чувства великого и прекрасного, никогда бы они не заметили Христа, не придали бы ему того значения, какое он обрел...

Что касается тоталитарных двойников, то и тут больше неких общих представлений о мире, некого понимания гармонии и симметрии, чем реально измеримых материальных первопричин. В любом случае, автор, как человек, получивший высшее химическое образование, не берется указать материальную причину, заставляющую то или иное государство брать на себя незавидную роль тоталитарного двойника.

Имперский цикл подобен яркой вспышке света. А где свет, там и тень. Сейчас, когда найдены все (или почти все) имперские циклы, важнейшей задачей становится поиск тоталитарных двойников, ибо по яркости проявлений они мало чем уступают самим Империям. Другое дело, что империя строится более основательно. 144 года – все-таки приличный срок, а тоталитарный двойник обычно строится на скорую руку, оттого и живет недолго.

Каковы шансы найти тоталитарных двойников? Есть случаи настолько ясные, что о них говорят почти все историки. Например, создание империи Габсбургов (тоталитарный двойник) многими признается как ответный шаг Европы на рождение Османской империи. Османское государство вступило в 1413 году в 144-летний имперский цикл. Четвертая фаза – на правление Сулеймана I Великолепного (1520-1566). Именно в это время Максимилиан I (1459-1519) положил начало реальному объединению австрийских земель.

Дальше Карл V (1519-1556) под знаменем католицизма задумал создать "мировую христианскую державу", но в результате проиграл все, что мог, и допустил утверждение в Европе протестантизма. В конечном счете, он вынужден был отречься от престола. Судьба империи Карла V типична для тоталитарного двойника. Созданная быстро, на основе искусственной идеи, она и прожила недолго.

Другой пример. Второй имперский цикл Византии, иконоборчество, VIII век. Чем отвечает Европа? Разумеется, создание внешне могучей, но очень короткоживущей Франкской империи Карла Великого (768-814). Ясно, что коронация Карла в 800 году римским императором есть целиком зеркальное действие, попытка затенить истинного наследника Рима и христианства – Византию. Стоит ли говорить, что как только закончился имперский цикл Византии, мгновенно распадается империя Карла Великого.

Одно из главных отличий между истинной Империей и ее тоталитарным двойником – это отсутствие у псевдоимперий ярко выраженного центра, основы любой Империи. Главное же, конечно, отсутствие мощной самостоятельной идем, носителем которой может быть лишь народ-идеолог, имперский народ.

Чем мощнее Империя, тем внушительнее тоталитарный двойник. Когда Англия вошла в свой четвертый итоговый имперский цикл (1761-1905), то Францию начинает буквально лихорадить. Думается, начались худшие годы для французского народа. Великая Французская революция тянулась долго (1789-1794) и отмечена была многими зверствами, нехарактерными для обыденного развития в ритме Запада. Обычное государство, став тенью Империи, превращается в монстра, чудовище, гомункулуса, выращенного в колбе, причем наспех и неумело.

Стоит признать, что англичане весьма ловко расправились с порожденным ими монстром. Когда гомункулус покинул колбу и начал гулять по Европе (Наполеон Бонапарт), то к травле дикого зверя был привлечен почти весь мир, в том числе ничего с этого не получившая Россия.

Ну и, наконец, самая могучая в мировой истории Российская Империя в своем последнем имперском цикле (1881-2025) не могла не породить самую жуткую тень, самого кошмарного тоталитарного двойника, фактического виновника двух мировых войн. Историки все гадают: как столь поэтичный, музыкальный и философский немецкий народ смог опуститься до такого кошмара, как фашизм. Может быть, ответ в том, что уж очень большая вспышка произошла в России, что породило слишком густую и страшную тень. А может быть, все дело во времени созревания – не добили Германию в Первую Мировую, вот они и затеяли вторую. Однако, несмотря на всю свою мощь, фашистская Германия повторила судьбу иных тоталитарных двойников. Замахивались на тысячу лет, а сляпали монстрика, который еле-еле двенадцать лет продержался.

Как лечится болезнь? Германия вылечилась в 1945 году в момент потери ритма, когда на ее территории командовали четыре хозяина. Однако, как нельзя человеку без тени, так нельзя Империи (в данном случае нам) без тоталитарного двойника.

Что ж, нашу новую тень узнать нетрудно, во всем западном мире лишь одно государство сейчас пытается примерить имперский костюм – США. До 1945 года США, что вполне соответствует духу и букве этого государства, вмешивались в дела лишь одного континента – Америки. После 1945 года они активно рванули на Восток (для них – это был запад). Оккупация Японии, война в Корее и Вьетнаме – безусловно, исторические ошибки. Перевести страны Востока в ритм Запада может только истинная Империя, а не ее западный двойник. Это теория. А на практике из нормальной западной страны на глазах вырастает очередной франкенштейн. Моментом рождения этого монстра можно считать сброшенные на Японию атомные бомбы. Дальше больше, американцы постепенно теряют лицо. Пока они еще пытаются заученно повторять наши уроки тридцатилетней давности, да толку от этого все меньше. Все, что в Соединенных Штатах есть от сверхдержавы, это неумелая копия наших программ, наших лозунгов. Мы летим в космос – следом американцы; мы пошли к странам третьего мира – американцы тут как тут и т.д. Причем особенность тоталитарного двойника в том, что он каждое движение империи пытается довести до предела, до абсурда. Так, когда Россия объявила главным приоритетом своей политики борьбу с мировым терроризмом, США быстренько свернули программу борьбы за права человека и также бросились в пучину борьбы с терроризмом. Абсурдность масштаба их борьбы доказало вторжение в Ирак. Террористов там, конечно же, не нашли, ухлопали кучу денег, и, кажется, окончательно потеряли лицо.

Лишь в 2025 году, в момент остановки имперского ритма в России, США получат свободу от своего проклятья и начнут потихоньку выздоравливать. На этом всемирная история укрупнения тоталитарных двойников закончится. Однако не исключено, что начнется время маленьких Империй и маленьких, соответственно, тоталитарных двойников. Один из таких вариантов – пара Иран-Ирак. Империя, разумеется, Иран, а двойник Ирак.

На фоне сурового и загадочного Ирана Ирак производил почти цирковое впечатление, что выдает в нем страну Запада (провозглашение королевства в 1921 году, революция 1958 года), а также тоталитарного двойника Ирана. В 1993 году, когда у Ирака началась третья фаза, Хусейн стал значительно спокойнее. Однако в своей политической слепоте США опять все перепутали и напали на никчемную тень истинной Империи (Ирана), жалкий Ирак. Так одна тень (США) воевала с другой тенью.

Как видим, введение в исторический театр роли тоталитарного двойника вносит в действие определенную мораль. Именно двойники получают статус исторического злодея.

Таким образом, мы убеждаемся в том, что мораль истории и мораль человека весьма различны. Человеческая мораль скорее осудила бы не преступника, а его воспитателя. Еще скорее она осудила бы воспитателя, если бы он воспитал преступника, потом скрутил бы его и на этом пытался поднять свой авторитет. Однако в истории все по-другому. Воспитатель (Империя) оправдан тем, что занимался своим делом. Воспитанный Империей преступник (тоталитарный двойник) виноват уж тем, что пытался оставаться в ритме Запада (главенство экономики) и при этом еще примерял имперский политический костюм. Мораль очевидна: не занимайся двумя делами сразу.

Кроме теневого взгляда на проблему тоталитарных двойников можно, при желании, использовать модель зеркала, то есть объекта и его отражения. Может быть, такая модель даже точнее, ибо тоталитарный двойник, копируя дела империи, может скопировать не только плохое, но и хорошее. Более того, многие явления современного мира возникли в результате соавторства Империи и ее западного двойника. Точнее можно сказать, что Империя творит, а двойник оппонирует. Именно в их споре и рождается истина. Таким образом, можно говорить, что США сейчас – враг России, тот черный фон, на котором заметнее станет белизна России. Но можно представить дело и так, что в диполе России и США рождаются контуры нового мира. Такая ситуация напоминает финал крупного турнира, когда все участники уже вне игры и с трибун наблюдают, чем кончится схватка двух фаворитов. Причем вся слава достанется только одному. Те же, кто займет второе место, получат самый жестокий удар, ибо находились в шаге от победы.

Сама тема поиска тоталитарных двойников не менее грандиозна, чем тема поиска Империй. Более того, эта тема еще более драматична, ибо гении тоталитарных двойников – это гении ошибок. Их дела повисают в безвоздушном пространстве. Франция вынуждена отречься от дела Наполеона, Германия отрекается от дела Гитлера, Австро-Венгерская империя исчезает со всех карт, не оставив по себе никакой исторической памяти. Так параллельно пишутся две истории: история свершений и побед (имперские достижения) и история ошибок, роковых заблуждений, тупиковых траекторий (тоталитарные двойники). Обе истории поучительны.

Чрезвычайно интересно поподробнее разработать теорию тоталитарных двойников. Каково фазовое запаздывание двойника? Каким образом происходит замена одного двойника на другого? Каковы проявления двойника в первой, второй, третьей, четвертой фазах Империи? Наконец, каково соотношение национальных знаков Империи и двойника?

Что касается сегодняшнего положения с поиском тоталитарных двойников, то в Третьей России (Петр I  Екатерина II) хорошо просматривается Швеция, умудрившаяся в безумном припадке докатиться до Полтавы. Ну и, конечно же, Пруссия, в ХVIII веке испытавшая совершенно неожиданный взлет. Тоталитарные двойники Четвертой России также известны: до 1945 года Германия, после 1945 года – США.

С древней Иудеей дело трудное. Как искать отражение маленького объекта? Другая возможная причина отсутствия тоталитарных двойников связана с тем, что тоталитарный двойник хорошо высвечивается только если он идет по ритму Запада. Иудея же существовала в мире в плотном окружении восточных деспотий. В те времена мир был глобальным Востоком.

Не проще ситуация с Древним Римом. Хотя эта Империя, не в пример Иудее, вполне внушительна, однако она также существует в условиях глобального Востока. Таким образом, реальные поиски тоталитарных двойников можно и нужно начинать лишь с Византии, со времени появления мира Запада.

У Первой Византии, как уже говорилось, тоталитарный двойник определенно был. Речь идет об о королевстве Хлодвига I (481-511). Максимальных размеров королевство достигает к 560 году, затем начинаются спад и ослабление центральной власти.

Вторая Византия (717-861) значительно четче обозначает свою тень. Теперь это не королевство, а целая империя – франкская империя Карла Великого. Максимальное величие достигнуто при Карле, правившем с 771 по 814 год. Именно в те годы был заложен первый камень в ту стену, что разделит православие и католицизм.

Уже в 843 году империя Карла была разделена на три части (прообразы Франции, Германии, Италии). Так Византия через свой сверхмощный ритм формировала политическое строение всей Европы.

Более загадочна история с первой Империей ислама – Арабским Халифатом (573-717). Можно предположить, что речь идет об испанском государстве вестготов, которое и было захвачено арабами в самом конце их имперского цикла (711-717). В 718 уже началась Реконкиста, отвоевание коренным населением Пиренейского полуострова. Так что по датам все сходится.

Переходим к англичанам. Первый цикл (825-969). Противостояние, в основном, с датчанами. Естественно предположить, что именно датчане и были двойниками. Соответственно, походы викингов должны встать в тот же ряд, что и походы Наполеона, Гитлера и т.д. Не будем забывать, что в 895 году датчане атакуют Париж, ходят на запад, восток, юг, добираются до Гренландии, Ньюфаундленда, Италии, Константинополя. Так что противостояние Англии и Дании – это главный, но не единственный элемент датской политики.

Вторая Англия (1053-1197) уже в совсем иной плоскости осуществляет свою международную миссию. Империя в виде "державы Плантагенетов" владеет почти что всей Францией. Главное занятие – многочисленные крестовые походы. В это же время в центре Европы организуется "Священная Римская империя". По амбициозности и нелепости это государственное образование чрезвычайно напоминает тоталитарного двойника. Но стоит окончиться имперскому циклу в Англии, как рушится Священная псевдоимперия на континенте. Отпадает Италия, Германия распадается на территориальные княжества.

Третья Англия. Тут присутствие тоталитарного двойника чувствуется постоянно. Дело даже не в конкретной стране, а все в том же призраке католицизма, который так часто попадал на роль двойника. В данном случае флаг католической борьбы с ересью подняла Испания. Открытие Колумба подарило ей Новый Свет на западе, завоевания Кортеса и Писарро обогатили ее казну сокровищами Мексики и Перу. С Новым Светом король Испании соединял лучшие и богатейшие земли старого. Испанские генералы не имели себе соперников ни в военном искусстве, ни в беспощадной жестокости. Завоевание Португалии (1580) почти удвоило испанские силы, ибо доставило им единственный равный флот. И тем не менее Испания проиграла, а Непобедимая Армада была разбита. Таковы неумолимые законы истории, Империя всегда побеждает своего двойника.

Еще раньше третьей Англии начался второй исламский цикл, посвященный созданию Османской империи (1413-1557). Если Англии противостоял Филипп II Габсбург, то против османов католическая Европа, выставила Австрийскую империю Габсбургов, уродливое образование из многих земель и народов, достаточно чуждых друг другу. Заслуга Османской империи – в рождении мощного государства Габсбургов, но также и в привитии Европе вкуса к мощным централизованным государствам. Достаточно неожиданное победное шествие абсолютизма по Европе, безусловно, связано с османским имперским циклом (1413-1557).

Четвертая Англия (1761-1905). Главным чудовищем, рожденным этим английским циклом, были Великая Французская революция и следующий за ней в некотором отдалении Наполеон Бонапарт. Англия и Франция вступают в двадцатилетие почти беспрерывных войн (1793-1815). Был момент, когда положение Англии было ужасным, государство жило в постоянном страхе перед возможным вторжением всесильного Наполеона. И все равно победила Англия, в Трафальгарской битве, при Ватерлоо, а главное в борьбе за лидерство в Европе.

Так что непобедимость Империй бесспорна. Разве что в первой фазе еще случаются поражения (например, Англия проиграла США, а Россия Японии).

Осталось сказать еще несколько слов о маленькой Империи современности (Иран) и столь же маленьком ее тоталитарном двойнике (Ирак). Уникальность этой ситуации в том, что теория впервые допускает возможность существование двойников среди имперских народов, ибо Ирак хоть и пребывает в ритме Запада, но относится к имперскому народу, поскольку арабы являются родоначальниками империй ислама.

Доказательств существования высокоэнергетической пары Иран-Ирак несколько. Первое – это достаточно жестокая, малопонятная и долгая война в 1980-1988 годах между ними. Второе и самое главное – это достаточно странное и неадекватное поведение Ирака (читай: Саддама Хусейна). Явно идя по ритму Запада, Ирак пытался вести себя как маленькое имперское государство, при этом не имея никакой серьезной идеи для такого поведения. Похоже это на клоунство, шутовство. Невооруженным глазом видно, что Иран – это громада духа, смысла и искреннего поиска истины, а Ирак – фиглярство и паясничание. Однако нашлось государство на полном серьезе объявившее Ирак центром мирового зла. Речь, разумеется, о США. Тень сражается с тенью... Что ж – это символично. А Империя, между тем, идет, и ничто не может остановить этой железной поступи.

Наш сайт знакомств