Вечный народ

Началось все с размышлений о вечном городе. Вечный город Рим, еще более вечный Иерусалим. Москва – тоже вечный город. А Лондон чем хуже? А тут еще Константинополь, Париж, Киев... Размышления были путаные, неясные, но что-то в них было. Санкт-Петербург трижды менял свое имя, Москва не меняла ни разу, Константинополь стал Стамбулом, Рим остался Римом, но потерял свою империю, Иерусалим ровняли с землей, Москву сжигали, но она возрождалась снова и снова... Главное же было в том, что Империя всегда очень центростремительна, всегда в большей степени столица, чем гигантское государство. Апофеоз империи не в том, чтобы размазаться по гигантским степям, лесам или морям, а в том, чтобы, захватив огромные территории, все, что есть на этих территориях прекрасного (драгоценности, ценности культуры, люди) сгрести в свою столицу, свалить все в кучу, сесть на эту кучу и выжать из нее то, что и называется прогрессом: новые идеи, принципиально новые идеи.

Столицы империй – вечные города. Стало быть, народы Империй – это вечные народы. Все эти рассуждения не могут быть признаны научными, скорее, все это догадки, предположения. Да и о какой науке можно говорить, когда за все годы поисков было обнаружено всего-то три вечных народа, один из которых станет вечным только в XXI веке, другой стал вечным менее ста лет назад. Фактически, вся теория вечных народов разработана на одном единственном народе – евреях.

Теоретически вывод вечности очень прост и касается, разумеется, не отдельного человека, а народа. Народ, охраняя свой язык, свою самобытность, образует государство. Вершиной государственной идеи является идея Империи. Только в ней государственная идея становится самоценной, самодовлеющей. Причем именно прохождение максимально возможного числа имперских циклов (четыре), народ как бы заканчивает свое обучение в рамках государства и получает аттестат для выхода в безгосударственное будущее Земли.

Пройдя все стадии государственной самообороны, народ уже не нуждается в насильственной консолидации государственными силами. Отныне народ способен к самостоятельной жизни. Тем, кто не прошел этот путь, очень трудно понять, как можно жить без армии, без милиции, без границ и даже без собственной земли. Увы, разница не ограничивается только этим. Вечный народ обретает целый комплекс отличий от народов, продолжающих свой государственный путь. Фактически вечный народ представляет собой новый тип людей, людей будущего.

Главное отличие состоит в том, что вечный народ перестает развиваться, его история пройдена. Отныне он не эволюционирует. У других народов меняется язык, развивается культура, эволюционирует религия, меняются обычаи, обряды, национальные привычки, трансформируется национальное лицо. Вечный народ застывает навеки, сохраняя реликтовую религию, реликтовый язык.

Другой важнейшей особенностью вечного народа является максимальная для человечества умудренность. Это свойство достаточно очевидно, ведь вечный народ постиг все четыре уровня, соответствующие четырем стадиям Империи. Национальное мышление отключается, остается национальная форма.
Отсутствие собственной государственной энергетики и высочайшая умудренность делают вечный народ народом-свидетелем. Для примера обратимся к реальной истории.

До XX века был лишь один народ, прошедший все четыре имперские стадии. Четыре стадии еврейской государственности закончились в первом веке нашей эры, и, что очень важно, все четыре стадии народ и государство не были разделены. Можно не сомневаться, что способствовало этому феномену создание первой в человеческой истории монотеистической религии.

Закончив четвертый рывок, народ почти сразу потерял свое государство, но не исчез, не растворился, не ассимилировался, ибо стал уже вечным. Лишенный собственной энергетики, народ-мудрец активно участвовал в создании многих великих культур. Маймонид был арабским философом, Спиноза – голландским, Фрейд – австрийским, Шестов – русским. Все они стали великими на сплаве своей вечной мудрости и чужой развивающейся национальной идеи. Помочь же еврейской культуре эти люди никак не могли, ибо свой путь она давно прошла, и лучшее, что остается – это держать ее в стабильном состоянии.

Такое положение показывает, что самосохранение еврейского народа не самоценно и оправдано именно появлением все новых и новых перебежчиков в иные культуры. Ради появления в немецкой поэзии Гейне, а в русской Мандельштама их деды и прадеды должны были отгораживаться от чужих культурных влияний, сохраняя замшелые законы предков.

Вырвавшись из рамок вечного народа, соавторы новых национальных культур фактически перестают быть носителями вечности, в нескольких поколениях полностью утрачивая особенности вечного народа. Как правило, этот уход сопровождается сменой вероисповедания или браком с дочерью того народа, которому служат. Вот почему носителем еврейской идеи всегда был средний класс, элита же всегда быстро ассимилировалась.

Вечный народ может помочь творить культуру, но не может помочь творить историю. Поэтому политики-евреи намного слабее евреев-поэтов. Ни Троцкий, ни Зиновьев, ни Каменев не смогли оказать серьезного влияния на русскую политику, проявив себя достаточно беспомощно. Исключением, пожалуй, можно считать лишь Дизраэли, политическая карьера которого развивалась параллельно с ростом великой Британской империи. Возможно, именно его выбрала судьба для обозначения исторического события – появления второго вечного народа, англичан.

Все четыре этапа создания Британской Империи англичане оставались главенствующим народом этого государства, носителем его идей. В XX веке англичане лишились государственной идеи. Империя, в которой никогда не заходило солнце, стала стремительно рассыпаться. Уникальность ситуации заключается в том, что мы с вами являемся свидетелями исчезновения английской государственности. Англия заселяется бесчисленными массами народов Содружества. "Мой дом отныне не крепость", – будут говорить англичане. Но сами они как нация пребудут вовеки, избежав того смешения народов, которое началось в Европе. Не исключено, что Британия не сможет войти даже в экономическое содружество Европы. Ну, а уж духовно ее изоляция в Европе с каждым годом будет нарастать. Англиканство так и не станет ни протестантской, ни католической религией, оставшись национальной религией вечного народа. То что англичан считают самой консервативной нацией Европы, также признак пришедшей вечности, а вместе с ней жажды сохранить все как было.

И все же стоит признать, что английский лик еще не совсем застыл: к вечности надо привыкнуть. Тем более вроде бы рано говорить о третьем вечном народе – русском, который заканчивает свой последний имперский цикл лишь в 2025 году. Тем не менее уже сейчас интенсивно перетряхивает народ сундуки с историческим прошлым, ведь вечному народу положено иметь целый список вековечных святынь. Через века и страны пронесли евреи свои священные реликвии, давно уже сражаются за неизменность ритуалов англичане, пришел и наш черед вспомнить про казаков, про забытый обычай летом всем миром жить на селе, а зимой в городе... Да мало ли что захочется с собой в вечность протащить!

Так, с одной стороны, вечный народ несет с собой запах пергамента и козлиных шкур, но одновременно ему дано видеть далекое будущее. Он вечен, он всюду, в прошлом, и в будущем, он вне истории, вне обыденности. Задача его быть акушером при родах всего нового, сторожем и охранником всего ценного, свидетелем и летописцем всего происходящего.

Откуда известно, что число имперских циклов не больше четырех? Почему за четвертым циклом не последует пятый, а потом шестой? Откуда взялась уверенность, что четыре имперских цикла было у Иудеи? Точно ли, что четыре имперских цикла прошла Англия? Жестких доказательств нет, есть уверенность, что даже самое большое дело вполне можно уложить в четыре действия.

Наиболее ясно выглядит заключительность четвертого имперского цикла в России. Россия достигла запредельного влияния на мир. Во времена Хрущева и Брежнева Россия (СССР) так или иначе присутствовала во всех углах земного шара. Предпринимать дальнейшую политическую экспансию в общем-то некуда, Земля же не резиновая! Похожая ситуация была у Четвертой Англии, овладевшей мировым океаном.

Таким образом, в поисках Империи почти все вставало на свои места: Четыре России, четыре Англии, четыре Иудеи. Каждый из приведенных полных имперских циклов должен был завершаться большим откровением. Русское большое откровение – впереди (около 2060 года). Иудейское большое откровение положило начало новой эры и по сути перевернуло всю историю человечества. Оставалось отыскать большое откровение в английской истории ХХ века.

Наш сайт знакомств