Еврейский Кот

Если уж и существует на свете такая эфемерная и идеалистическая штуковина, как национальный характер, то у евреев она есть точно. По теории это старый открытый знак. Вариантов нет – это Кот!

Древних евреев на «кошачесть» великих людей проверить трудно. В самом деле, где взять года рождения Моисея, Давида, Соломона, Иисуса Христа? Другое дело – евреи современные, их множество, во множестве стран. Но где уверенность, что им помог подняться национальный знак, а не знак страны присутствия? Ведь говорил же писатель Набоков, что «немецкий еврей в первую очередь немец, а русский еврей в первую очередь русский».

На всякий случай все же пришлось заглянуть в краткий каталог знаменитых евреев. Среди лидеров оказались Коза, Обезьяна, Дракон, среди аутсайдеров Петух, Лошадь, Змея, Собака. Что касается Котов, то количественно они себя не проявили, хотя выделялись некой странной несуетностью среди вечно спешащих соплеменников. Может быть, именно за это спокойствие Майкл Шапиро в своем рейтинг-листе всех евреев за все времена поставил Кота – Альберта Эйнштейна на третье место (на первых двух – Моисей и Иисус Христос). Столь же незыблемое положение может быть действительно у самого уникального еврея – средневекового философа Маймонида. Из современников невозможно не упомянуть Осипа Мандельштама, великого русского поэта, все-таки оставшегося по духу евреем. Бесспорно, что особое положение заняли еще, по крайней мере, три ближайших к Коту знака – Кабан, Коза, Дракон.

Таким образом, не находя серьезных доказательств в справочниках и рейтингах, пришлось обратиться к более структурным методам. Первым из таких методов, безусловно, является поиск общенациональной миссии народа. Евреи: народ-странник, но одновременно народ-свидетель. Странник – открытый знак. Все имперские народы это народы-странники, тут евреи мало чем отличаются от русских, англичан, народов ислама. А вот свидетель – это, безусловно, стихия знаков реалистических (Кот, Коза, Кабан). Сведение воедино двух характеристик дает единственный знак – Кота. Странствовать и одновременно свидетельствовать Бог поручил лишь одному народу. Другие странники не сумели в своих похождениях остаться в стороне от событий, не сумели сохранить себя в независимости. Оттого-то мир заполнен русскими, английскими да исламскими государствами, а еврейских государств, кроме одного очень маленького, нет.

Другой достаточно надежный метод – это обзор национальных профессиональных и иных творческих пристрастий. Так, в политике евреи весьма слабы, даже в высших достижениях – Дизраэли, Бруно Крайски, Леон Блюм – это всегда второй ряд. Гораздо более уверенно чувствуют себя евреи на поле боя, великих полководцев не дали, но воевали достаточно ловко, расчетливо (и в древних войнах, и во второй мировой, и в новых израильских конфликтах). Но по-истине замечательно ощущали себя евреи не в роли командиров, а в роли комиссаров. Такое впечатление, что эту роль для них специально придумали в гражданскую войну. Комиссаром № 1 был Лев Троцкий (разумеется, Кот по году рождения), политик неусердный и непоследовательный, но потрясающий оратор, личность взрывная и, может, демоническая. В дальнейшем роль агитатора, политрука, просто человека, которому нужно кого-то убедить, уговорить, всегда особенно удавалась евреям. И тут мы подходим к одной из самых больших еврейских удач – дипломатии. Как слабый политик преобразуется в удачливого дипломата? Тайна сия есть великая. Однако Генри Киссинджер или Максим Литвинов – это уже очень высокий класс.

Идем дальше. Сфера, в которой с евреями не дано пока поспорить ни одному народу, – это разведка, она же шпионаж. Поскреби любого шпиона и найдешь в нем что-то еврейское. Услугами евреев не брезговали самые великие разведки мира. Ну, а те, кто брезговал, вынуждены были остаться с «болванами-штюбингами».

Еще одна сфера, в которой евреи не потерялись, – это финансы. Примеров – выше крыши, в истории Англии, Америки, Франции еврейский капитал играл значительную роль. (В истории СССР интересно исследовать влияние евреев в финансовой реформе времен нэпа, буквально за пару лет создавшей одну из крепчайших финансовых систем мира). В нынешней России на слуху еврейские фамилии, как в частном секторе, так и в государственной экономике.

Финансы, разведка, боевитость и одновременно дипломатичность при отсутствии политического гения – все это, так или иначе, выводит нас на свойства Кота. Причем если в финансах достаточно реалистического мышления, то в разведке к созерцательности нужно обязательно добавить открытость, только открытость, только открытый знак может по-настоящему «проницать» человека, оставаясь при этом прозрачным до невидимости. Похоже, что вторым знаком в разведке за Котами (Рудольф Абель – самый известный из них), скорее всего, пойдет Крыса, а не Коза и тем более Кабан.

Кроме открытости и реализма, Кота характеризует также и взлетность, она же поэтичность. И в самом деле, поэзия всегда давалась евреям легче, чем проза: Гейне – величайший немецкий поэт, Мандельштам и Пастернак – русские, Бродский – редчайший случай – стал большим поэтом сразу в двух языках. Не нашлось евреев среди великих драматургов, не хватило им ни драматизма, ни мистицизма. А вот в философии евреев много, что соответствует космическим амбициям Кота. Ну и, наконец, трудно переоценить роль евреев в мировой психологии и психиатрии (самые интересные – Ломброзо, Фрейд, Фромм), что, конечно, тоже близко Коту.

Если обратиться к естественным наукам, то и там достаточно легко найти дисбаланс. Очень скромно выступив в мировой математике и почти не отметившись в химии, в физике евреи дали длинный ряд уникальных имен, начиная с великих Эйнштейна и Ландау и продолжая далее – Генрих Герц, Абрам Иоффе, Альберт Майкельсон, всевозможные отцы атомных и водородных бомб – Оппенгеймер, Харитон, Зельдович, Эдвард Теллер и т.д. А ведь именно в физике идеи Кота особенно навязчивы – чего стоит кошачья идея фикс о существовании единой теории поля. Лишь один знак в физике сравним с Котами – это Лошадь.

Еще одним аргументом в пользу найденного соответствия являются невероятные успехи как евреев, так и Котов в столь специфическом виде спорта, как шахматы. Когда-то доминировали евреи всех знаков (Ласкер, Стейниц, Ботвинник и др.), теперь доминируют Коты всех национальностей (Каспаров, Карпов, Крамник, Топалов).

Ну и, наконец, чисто визуальные, бытовые наблюдения. Тут и печаль с долей мечтательности в еврейских глазах, и некоторое прирожденное стариковство (Кот – знак старческий), одновременно и болезненность, и живучесть, и бесконечные жалобы на здоровье. Точно так же, как у Кота, у обобщенного еврея за тоской в глазу всегда проглядывает искра большого юмориста и шутника. Нелюбовь евреев к грубому физическому труду, всегда злившая другие народы, также вполне кошачья черта. В рамках кошачьего знака лежат различия между мужчинами и женщинами. Мужчины достаточно мягкие, невероятно обаятельные и элегантные люди (Андрей Миронов, Марк Бернес, Зиновий Гердт и т.д.), в то время как женщины – создания довольно грозные, устрашающе темпераментны, к тому же очевидно обладающие магическим действием, не будучи внешне слишком красивы, например, Лиля Брик, жены многих видных политиков...

Еврейская уверенность в богоизбранности народа также получает объяснение. Ну, кто еще в зверином царстве так приближен к человеку, как коты, аналогично евреи почитают себя из всех народов самыми приближенными к Богу.

Наш сайт знакомств