Стремительность прогресса

Каждый возраст объединяющегося человечества длится ровно 400 лет. Все это время, не смотря на беспрерывное вращение жизни, сохраняется единая цель, единый способ достижения этой цели, единый возрастной знак. Таким образом, каждый возраст человечества представляется цельным периодом, будь-то эпоха эллинизма, эпоха возрождения, ну и так далее… Однако период периоду рознь, бывает, время почти останавливается, а бывает, что несется так стремительно, что в одну эпоху изменений происходит больше чем во все предыдущие вместе взятые. Отсюда популярность идеи об ускоряющемся темпе исторического времени, изобилие теорий, в которых исторические периоды становятся все короче и неизбежно наступает момент, после которого история уже не идет, а бежит, а затем попросту взрывается. Другая крайность – это элементарное отрицание былых эпох на том лишь основании, что сейчас время бежит быстро, стало быть, и раньше оно текло быстро. Откуда же тогда провалы в летописях, века ничегонеделания, долгие периоды застоя и даже обратного исторического хода у многих стран и народов?

Реальность же такова, что именно в восьмом возрасте темпы исторических свершений набирают максимальную скорость. В течение одного возраста решаются все проблемы, как прошлого, так и будущего. Восьмой возраст, возраст Собаки – это центральное звено, как в жизни человека, так и в жизни человечества. Все, что было в предыдущие семь возрастов – это подготовка к откровениям восьмого возраста. Все что будет после восьмого возраста – это развертывание означенных откровений, «воплощение их в металле». Все что окружает нас и давно уже не удивляет – телевизор, телефон, самолет, электричество, лазерный луч – триста-четыреста лет назад не могли представиться даже в страшном сне. Мы учим своих детей таким вещам, о которых те же триста-четыреста лет назад не могли помыслить самые великие мудрецы. Иногда кажется, что с миром предков нас уже ничего не объединяет, – мы выращиваем другие растения, нюхаем другие цветы, пьем другие напитки. Между тем все, что случилось в эпоху прогресса (1625–2025) – это не наше личное достижение, а всего лишь итог многовекового процесса отрыва человека от природы (как внешней, так и собственной), начатого во времена Моисея.

А вот чем мы действительно можем гордиться, так это центральным положением нашего времени во всей истории человечества. Эпоха бурного прогресса подходит к концу, человечество вновь снижает темп движения, переходя к тихой эволюции. О четырех бурных веках очень скоро будут вспоминать как о последнем периоде романтизма, слепого движения вперед, времени самых страшных ошибок и самых великих открытий.

Легче всего определить динамику прогресса по росту численности населения. Скажем, две тысячи лет назад (начало нашей эры) население земного шара достигало 230 миллионов человек. К концу первого тысячелетия оно почти не выросло – 275 миллионов. Особенно быстро население начинает расти с 17 века. К 20 веку темп роста становится максимальным. В 1800 году нас было 835 млн., в 1900 – 1,6 млрд. в 2000 году уже почти 6 млрд. Совершенно понятно, что такие темпы роста не могут сохраняться долго, и в наиболее цивилизованных странах рост населения прекратился. Новые ценности стремительно покоряют мир, принося низкую рождаемость даже в те страны, где еще недавно босоногая и голопузая нищета заполняла все жизненное пространство.

Еще стремительность прогресса можно измерять по количеству научных открытий и технических изобретений, по промышленному росту и проценту грамотности населения. И вновь цифры покажут, что до 17 века почти все было на нулевом уровне, а максимального темпа все эти процессы достигли в 20 веке. Остается только увидеть конечность и этого процесса. Увы, большинство людей убеждены если не в бесконечности прогресса, то в его долгой и победной поступи. Однако есть точнейший критерий скорой остановки, – горящий юношеский взор. Совсем недавно все мы были полны романтизма по поводу экспансии вовне (космос) и вглубь (ядерная физика, генетика), теперь если и горят глаза, то лишь по поводу виртуального мира и Интернета. А это уже не экспансия, а скорее создание некого кокона, в котором человечество будет медленно вариться в собственном соку.

Не удалось построить коммунизм, но и капиталистического рая не получилось. Эпоха прогресса обещала через чудеса научные да технические всех накормить, всех примирить, однако смогла сделать только то, что сделала, – наплодила людей, идей, вещичек интереснейших, оставив истинные гуманитарные проблемы на потом, на следующую эпоху – «Эру гуманизма».

Каждое новое техническое изобретение, облегчавшее наш быт, должно было сделать жизнь духовно богаче. Однако получилось наоборот. Получив теплые туалеты, кондиционеры и скоростные автомагистрали человечество и не думало становиться счастливее. Институт брака стремительно распадается, дети выходят из-под контроля, как родителей, так и школы, зашатались устои национальных традиций и обрядов (слава богу, человечество в решительной фазе единения), трещит (страшно подумать) монолит монотеизма (а ведь именно на идее единобожия держалось единое человечество). Человечество в самой критической точке своей эволюции, если брать общую идеологию. А ведь последние четыреста лет мы вроде бы только и говорили о всеобщем счастье.

Ситуация очень похожа на знаменитый кризис середины жизни. Непрерывное и изнурительное строительство своего дома, своей семьи и в 40 лет вместо награды… полнейший крах, разлад с женой, разлад с детьми, потеря ориентации, потеря жизненных целей, пустота, разочарование, и главное – почти полная потеря контакта с реальностью.

Человек с 30 до 40 выходит на пик своей умственной, физической и энергетической формы. Также и человечество с 1625 по 2025 выходит на пик своей активности. Поражает даже не густота научных и культурных свершений, а то упорство, тот фанатизм, та целенаправленность, с которой человечество шло эти 400 лет. Сейчас, когда эта энергия падает буквально на глазах, сомнению будут подвергнуты буквально все достижения человечества. Мы усомнимся в медицине и философии, правах человека и рыночной экономике. Психоанализ и католицизм, парламентаризм и военные блоки, пристрастие к туризму и спорту – все на какое-то время потеряет свой былой смысл. Такова цена слишком стремительного прогресса. Мы слишком быстро двигались, слишком легко предавали прошлое, слишком много потратили сил на разрушение старого мира и строительство нового. Каждый раз, построив новый мир, мы торопились объявить его устаревшим, чтобы строить мир еще более новый, еще более совершенный. Теперь пришла пора остановиться. Гигантский разум единого человечества устал от перемен. Все жаждут стабильности, покоя и порядка.

Одним из факторов определяющим неизбежность будущего покоя стало как ни странно критическое возрастание населенности планеты. Первая и Вторая мировые войны при всей их кровавости и жестокости оказались, как ни парадоксально, самыми мало результативными. Проигравшие во Второй мировой войне Германия, Италия и Япония, вместо того чтобы потерять все шансы на достойную жизнь, становятся лидерами мировой политики и экономики, вместе с былыми врагами за одним столом решают судьбы мира. Идея передела мира, захвата новых территорий становится все менее плодотворной. Человечество воевало всегда и всегда в этом был смысл – уничтожались народы, захватывались территории. И вдруг все стало по другому, войны перестали приносить результат. Аргентина не может отвоевать крошечный остров, Ирак не может одолеть крошечный Кувейт, а грозные США не могут справиться с беспомощным Ираком. Войны ничего не приносят кроме позора, смерти граждан и экономических проблем. Они стали бессмысленны и обречены на исчезновение. И если действительно прекратятся войны, то это станет самой грандиозной революцией за всю историю цивилизации. За смертью войн, не сразу, но вполне неизбежно последует смерть политики. За всем этим последует спад общего тонуса, потеря общечеловеческой агрессивности, утрата направлений экспансии, общемировая депрессия, матриархат, мелкотемье. Прямая противоположность всему на чем держалось 400-летие Собаки с ее напором, агрессией, верой в стремительность прогресса на кончике ли шпаги, гусиного пера или измерительного научного прибора.

Одно из важнейших доказательств грядущей остановки стремительного прогресса – это внезапное исчезновение имперского мира. Именно мир Империй всегда в истории человечества отвечал за новаторство, движение вперед, агрессивность, жажду борьбы и экспансию во всех смыслах. В возрасте Собаки концентрация имперских циклов была высока как никогда доселе. Четвертая Англия (1761 – 1905), кусочек Великих Моголов (1521 –1665), Третья (1653 – 1797) и Четвертая (1881 – 2025) России. Но главное даже не в количестве циклов, а в их значимости. На возраст Собаки пришлись два четвертых (!) имперских цикла. Если всего за всю историю человечества суждено случиться трем четвертым циклам и два из трех сведены в один возраст прогресса, то других доказательств по уникальности этого возраста уже и не нужно. Соревнуясь друг с другом в безумной имперской гонке, Англия и Россия разгонялись десять веков на анизотропном историческом шоссе только для того, чтобы внезапно сбросить всю энергию в конце эпохи стремительного прогресса, подарив человечеству то, что не исчезнет никогда – английский образ жизни, заполненный русским смыслом. Пройдут долгие века, зарастут травой железные дороги, человечество станет спокойным и рассудительным, но с ужасом и странной тоской будет вспоминать те четыре века, в которых все крутилось и вертелось как в калейдоскопе, мировые войны соседствовали с великими революциями, а великая самонадеянность и слепота сочетались с величайшими прозрениями и открытиями.

ХХ век человечество встретило в благостном предчувствии бесконечности прогресса. Ощущение начала пути было всеобщим. Но начало оказалось финишным спуртом. XXI век мы встречаем с убеждением в неизбежности торможения. Рост населения, промышленности, вооружения, энергозатрат и многого другого должен быть остановлен. Семья народов создана, дом человечества построен, все великие идеи родились. Остается только одно – пресечь стремительность прогресса. Эта страшная, но благородная задача, в том или ином смысле, займет весь XXI век. Лидировать в процессе остановки прогресса будет Россия, оппонировать США.

Наш сайт знакомств