Средние века

Средневековье, средние века – это понятие придумано в Италии в XVI веке. Обычно имеется ввиду, что это период, следующий за историей Древнего мира и предшествующего Новой истории. Граничными датами называются снизу конец V века, сверху – середина XVII века. Легко заметить, что этот период охватывает сразу три возраста. Но речь пойдет пока только об участке от V века до IX века, который называют периодом раннего Средневековья или раннего феодализма.

Натужное стремление марксисткой исторической науки все объяснить через смену экономических формаций в данном случае совершенно оправданно. Действительно, падение так называемого рабовладельческого строя во всех государствах мира происходило на удивление синхронно. Строй, казалось бы, рассчитанный на тысячелетия, взял вдруг и обвалился. Более или менее подробно мы помним о том, как все это было в Римской империи (Запад). Как весь V век рушилась империя под натиском германцев, ну а в 476 году Рим падет окончательно. Практически в те же сроки рушится сверхмощная рабовладельческая империя Гуптов (Индия). Уже с середины V века начали обнаруживаться явные признаки надвигающегося упадка могущественной державы. Политическое ослабление империи было непосредственным результатом кризиса рабовладельческих отношений и зарождения в Индии элементов феодализма. Как результат – вторжение эфталитов и крах империи. Кстати, вторжение эфталитов весьма напоминало по варварству нашествие германцев, сохранившись в памяти народной как величайшее бедствие. Речь идет о конце V века. Впрочем, признается, что высшего расцвета империя Гуптов достигла в правление Чандрагупты (380–414).

Нечто похожее происходит в другой великой державе древности. Речь о падении Ханьской империи в Китае. По размеру территории, по количеству населения, по степени централизации управления, по уровню цивилизации с Ханьской империей могло сравниться только одно государство – Римская империя. Разрушилась империя Хань в третьем веке, и наступило время «Троецарствия». Именно в период «Троецарствия» в Китае зарождается феодализм. Впрочем, если речь вести не о рождении феодализма, а о наступлении эпохи великих набегов, то нужно сдвинуть время к тем самым датам, в которые рухнули другие великие империи.

Так плавно мы переходим к другой системе отсчета. V век (точнее, интервал IV – VI века), это не только время гибели рабовладельческого строя и рождения феодализма, но также и время великого переселения народов. Считается, что виной всему гунны под предводительством Атиллы (середина V века), двинувшиеся на завоевания и породившие цепной процесс многочисленных переселений. И вновь мы сталкиваемся с удивительной синхронностью, идущих на земном шарике исторических процессов.

Разумеется, теорий, объясняющих синхронность процессов в, казалось бы, не связанных между собой регионах, достаточно много. Дело не в теориях, а в самом явлении. Если существует синхронность, то, стало быть, у человечества есть единая судьба, есть единая история, а потому человечество в определенном смысле единый организм. Как и у всякого организма, у человечества есть момент рождения, момент смерти, есть возрастные переходы. (Речь идет не о человечестве вообще, а о едином человечестве.) Так вот, у единого человечества именно в V веке внезапно заканчивается детство, тянувшееся 16 веков, и начинается отрочество. Переводя на аналогичную ситуацию в жизни любого мальчика, речь идет о кризисе 12 лет.

Стоит напомнить, что именно 12 лет разделяют в жизни человека два принципиально различных периода. Если в детстве человек живет в единстве с природой, не выделяя себя из окружающего мира, то после 12 лет молодой человек делает первые попытки самостоятельного поведения, самостоятельного мышления, он начинает активно искать себе оценку, начинает строить личность, всячески пытаясь отделить себя как от природы, так и от родителей. Увы, как это всегда и бывает, в самом начале успехи не приходят, мысли получаются примитивные, серые, средние и банальные. С самооценкой тоже все не просто, она колеблется от полного самоуничижения до мании величия. Одним словом, отрицая все успехи детства, молодой человек ничего особенного не достигает. Единственное, что у него получается, точнее должно получаться, это планы, амбиции, некий энергетический замах, некий взвод пружины на следующие три возраста (17–40).

В такой же ситуации оказалось человечество в V веке. Идеалы детства рухнули, так называемый античный мир погиб. Грандиозные достижения древнего мира оказались никому не нужны. Всюду торжествует варварство, вандализм, серость и убогость. Осколком античного мира остается Византия, она как связующее звено между Античностью и Возрождением. Впрочем, даже она перешла в новый мир, наступление феодализма историки фиксируют все в том же интервале между IV и VI веками.

Разрушив старый мир, средневековье начинает строить свой, причем настолько новый и беспрецедентный, что историкам остается только разводить руками – откуда берутся новые идеи, новые веяния? И действительно, отрок, строя свою жизнь, может кому-то подражать, человечество, попав в отроческое состояние, подражать никому не могло, предстояло двигаться на ощупь. Но в том-то и фокус, что подросток 12–17 лет, как правило, никому не подражает. Все, что с ним происходит, подчиняется программе Быка, знака, созданного для активизации мышления, построения иерархических систем, знака очень серого и очень среднего, но гениального фантазера, энергичного до агрессивности, грубого до бесчувствия, но непременно оптимиста.

Итак: у человечества появилось свое самостоятельное мышление. Как все это выглядит? Мальчик в 12 лет начинает видеть себя со стороны, начинает подвергать сомнению все свои действия, у него появляются мысли по поводу мыслей, он буквально тонет в бурном потоке беспрерывного мыслетворчества. О раннем Средневековье же нам известно, что образование было очень слабеньким, власть находилась у совсем уж тупых и примитивных людей. Так в чем же аналогия? Аналогия в том, что человечество вступило в период триумфа единобожия. Природные религии, или, говоря попросту, языческие верования начинают сдавать позиции.

Казалось бы, система отсчета, связанная с экономикой, более надежна, феодализм наступает повсеместно, а единобожие – нет. Однако система религиозного продвижения все же более точная. В Китае феодализм наступил раньше, чем в Европе, однако преимуществ это ему не дало, все преимущества оказались у тех, кто признал господство христианства. По датам распространения христианства как государственной религии можно очень точно датировать наступление эпохи Быка. В самом начале V века рождается власть папы (римского епископа), а в конце века христианство начинает свое победное шествие как государственная религия феодальных государств.

Христианство становится всепроникающей силой. Оно всюду, оно во всем. Церковь – это власть, образование, культура, это сила, структурирующая все общество. Но самое главное в том, что, став государственной религией, христианство, как и всякое единобожие, начало производить новый тип народа, народа, оторванного от природы, народа, погруженного в мир абстрактных формул, абстрактных догм, абстрактных истин. Так начинается процесс всемирного самоосмысления, процесс, который даст такие удивительные результаты в эпоху прогресса (XVII-XXI века).

С некоторым опозданием, но с гораздо более высокой скоростью распространяется по свету другой вид единобожия – ислам. Ислам соединил в себе все достоинства и недостатки своей эпохи и ее знака. В нем и ортодоксальность Быка, и его агрессивность, стремление к сплоченности и определенная бесчувственность, военный настрой и политическая слабость. Как бы там ни было, но ислам успел вовремя, уместив свое победное шествие по миру именно в возрасте Быка. В дальнейшем будет у ислама много побед и поражений, но прыгнуть выше планки, установленной в IX веке, не удастся.

Так из крошечной Иудеи, которая и государством-то было не всегда, единобожие с V по IX век завоевало почти весь мир. Удержались государства Востока, им было пред-назначено иное. Однако в определенном роде подобные процессы шли и там. Так, в Китае в эти же годы шло мощное распространение даосизма и буддизма, в стране возникло огромное количество монастырей, целая армия духовенства. Почти весь мир в эти годы превратился в монастырь. Монашество удивительным образом сводит воедино две, казалось бы, противоположные страсти Быка, его страсть к военному бытию и его религиозные искания. Самоотречение, самосозерцание, умерщвление плоти, отречение от благ мира, но при этом строгий устав, часто военизированность, иногда нешуточные богатства...

Итак: примитивность образования, низкий уровень культуры, забвение античных достижений, но при этом широчайшее распространение единобожия (эдакий план будущей эры прогресса), агрессивность, всеобщее переселение народов, наступление феодализма, но при этом реальное создание будущей карты мира, пусть даже и вчерне. Одним словом весь этот Арканар («Трудно быть богом» Стругацких) идеально соответствующий Быку. Недаром в следующие времена, приходя к власти, властители-Быки всегда пытались вернуть средневековые порядки, будь то Адольф Гитлер или Саддам Хусейн.

Есть еще одно предположение. Возможно, именно в возрасте Быка человечество родило ритм Запада, как сквозной, безостановочный ритм. Если это так, то картина становится особенно гармоничной. Единобожие, соединившись с феодализмом и уложившись на ритм Запада, создает уникальное явление прогресса. Единобожие в соединении с ритмом Империи создало явление сверхпрогресса (Англия, Россия). Феодализм же без единобожия и в ритме Востока, увы, остался топтаться на месте. Так бывает со старшеклассниками, которым вместо, казалось бы, никому не нужных абстрактных знаний преподают только практические земные дисциплины.

Смысл возраста Быка в мечтаниях... Будь то христианская или исламская мечта о Царстве небесном, но мечта овладела человечеством, оно разомкнуло кольцо времени и двинулось по оси линейного прогресса.

Наш сайт знакомств