Романтики времени

Романтики времени – это представители знаков противолежащих главным знакам 36-летия. Так, если в четвертом 36-летии на центральное место выходят строители, законники, фантасты – все, кто подчинен логической стихии (Петух, Бык, Змея), то романтиками времени становятся Кот, Коза, Кабан. Казалось бы им нет места в общественной жизни, но дело их не так уж безнадежно: всего-навсего надо перейти в угнетенную сферу. И вновь под ногами окажется твердая почва, романтики вернутся к реальности, станут нормальными людьми, обретут авторитет и уважение народа.

В Империи угнетенной сферой является коммерция, экономика. Можно сказать, что экономика в Империи самая неэкономная в мире: она всегда является заложницей политической конъюнктуры, а стало быть, политически деформирована. При этом коммерсанты в Империи при всем их романтизме, скорее, считаются романтиками с большой дороги.

Когда Россия вступила в 1881 году в мистическую фазу имперского развития, экономика по закону романтизации стала волевой. Немудрено, что лидером волевой экономики был представитель волевых знаков – Петр Столыпин (Собака). Переселение крестьян, разрушение общины, строительство железных дорог – все носило признаки принудительной экономики.

С 1917 по 1953 год страна жила законами сыщицких знаков (Кот, Коза, Кабан), а экономика развивалась по плановым законам: пятилетним и прочим планам. По плану ввели НЭП, по плану отменили его. Финансовые, рыночные механизмы были максимально разрушены. Одним их символов плановой экономики стал Алексей Рыков (3мея), возглавлявший СHK в годы максимального экономического пoдъемa (1924-1930).

С 1953 по 1989 год наступило владычество волевых знаков. Лошади, а за ними и Тигры доминировали буквально во всех высших сферах. Ну, а в экономике пришло время мистических законов, эмпирических правил. Планы перестали выполняться, да и какой план мог бы охватить огромнейшую индустрию, пожравшую все людские и природные ресурсы. Как в навязчивом сне, экономика замкнулась сама на себя, почти перестав производить товар, грубо говоря делала станки делающие станки, при этом бесконечно съедая топливо, металл, людской труд. Хотелось ущипнуть себя, проснуться: куда уходит труд огромной механизированной страны. Но замкнутый круг бестоварной экономики разомкнуло лишь в 1989 году, и пробуждение, как все мы теперь знаем, было трудным.

Героями экономики прошедшего 36-летия были, безусловно, мистики, они же эмпирики. Лишь с их способностью находить систему там, где ее нет, можно было управлять советским индустриальным монстром. Ну а главным был Алексей Косыгин (Дракон), возглавлявший Совет Министров с 1964 по 1980 (реально до 1977), как раз в годы самого стабильного и уверенного развития.

На Востоке угнетенной сферой является политика: она всегда исковеркана господствующей идеологией, слишком догматична и малоподвижна. Можно даже сказать, что у стран Востока вовсе нет своей политики, настолько она прямолинейна и близорука: ни стратегии, ни перспективных планов...

Символами такой беспомощности всегда были стены, которыми Восток пытался отгородиться от мира. Китай отгораживался стеной, Япония – морем, Россия в глухие восточные времена – засеками. Все по тому же закону именно в политической сфере находят на Востоке прибежище романтики времени.

С 1913 по 1949 год в Китае протекает первая мистическая фаза. Однако политика, как угнетенная сфера, живет волевыми действиями – восстаниями, революциями, войнами. Вожди, соответственно, волевых знаков: сначала Сунь Ят Сен (Тигр), впоследствии Чжу Дэ и Чжоу Эньлай (оба Собаки). С 1949 по 1985 в Китае идет вторая фаза. В экономике и идеологии – обычное для второй фазы разрушение, а в политике – достаточно успешное строительство под руководством "великого кормчего" Мао Цзедуна, родившегося в год Змеи.

Ну и, наконец, 1985 год. Начинается третья фаза, волевая поступь в экономике и мистический туман в политике. Политика входит в замкнутый круг пережевывания все тех же идей, но не дает никакого продвижения вперед, что, собственно, и приведет к параличу власти в 2009 году. Ну и, конечно же, лидеры мистической политики – непременно мистики сами. Престарелый Дэн Сяопин родился в год Дракона, Ли Пэн на 24 года позже (тот же Дракон).

На Западе угнетенной сферой является идеология. Страшно поверить, но Запад, будущее всего человечества, совершенно не в состоянии родить какой-нибудь мало-мальски приличной идеологии. Особенно же убога идеология в тех странах Запада, которые не знали имперского развития в своем прошлом. Чтобы как-то оправдаться, в таких странах пытаются убеждать граждан, что жизнь прекрасна именно тогда, когда отсутствует какая бы то ни было идеология. "В Соединенных Штатах идеология носит характер неожиданного временного увлечения, периодического фейерверка, обманывающего некоторое количество людей на некоторое время, однако глубоко чуждого и Конституции, и национальному духу" (Арт. Шлезингер-мл.). На каком-то этапе отсутствие идеологии даже привлекает. Однако кризис США 2005 года во многом будет кризисом бездуховности, кризисом потери жизненных ориентиров.

Первая фаза (второй цикл) началась в США в 1897 году. Тогда на мистическом фоне вполне уместной оказалась волевая идеология. Именно тогда (1908) был создан Голливуд, на долгие годы ставший символом не только американского кинематографа, но и всей американской культуры. Однако тогда еще Голливуд не был "фабрикой грез". Напротив, на те годы приходится расцвет реалистического кинематографа. Среди создателей такого кино были и волевые знаки, особенно часто встречается знак Лошади (Томас Инс, Кинг Видор, Джозеф Штернберг).

Переход во вторую фaзy (1933-1969) совпадает с широким внедрением звука и появлением полнометражной мультипликации. В идеологии торжествует логическая стихия (мультипликация, фантастика, разные театральные жанры), идет мощное строительство идеологии, американская коммерческо-идеологическая экспансия набирает обороты. Символом эпохи становится Уолт Дисней (Бык) – сказочный строитель сказочных миров. Формируется и расцветает самый американский жанр – мюзикл (в театре и кино).

В 1969 году США переходят в третью фазу. Идеология становится мистической, сексуальной, сюрреалистической. Казалось бы, ничего страшного, снимай себе эротику, ужастики и прочую сновидческую чепуху. Но, как всегда в мистическом развитии, движение входит в порочный круг, зацикливается, кино становится бессодержательным, жизнь лишается ориентиров, катастрофа неизбежна. После 2005 года все очевиднее кризис Голливуда, вперед вырывается малобюджетное и более реалистическое кино.

На Востоке в четвертой фазе будет проводиться реалистическая политика. Китай в 2021 году вернется на грешную землю, к нормальной политической жизни, нормальным органам власти.

Ну и, наконец, Империя, в нашем случае Россия. В 1989 году мы вступили в фантастическое время. Строим все новое – и политику, и идеологию. Особенно грандиозной будет новая идеология. А вот в экономической сфере пришлось отказаться от "планов громадья" и вернуться в мир реальной экономики, почти рыночной и очень экономной. Реализм в первую очередь означает умение считать. Мы столько лет работали, ничего не считая, что первые годы четвертой фазы ушли на то, чтобы посчитать, что у нас все-таки есть и почем. Ну и, конечно, реализм неотделим от скрупулезного ведения финансов. Именно благодаря жесткой финансовой политике так вырос наш стабилизационный фонд, который не дает спать поклонникам былого разбазаривания денег.

И еще, когда в 2029 году в России начинается постимперский период западного ритма, то первая же фаза (мистическая политика и экономика) вытеснит идеологию, как угнетенную стихию, в сферу волевых знаков. Так теория получит шанс на центральное положение. Причем произойдет это в важнейшей для постимперской России сфере, ибо мы еще останемся на территории идеологического чуда, да еще в предчувствии Большого откровения. Так что работает теория не на сегодняшний день, а на 2029 и следующие за ним годы.

В Третьей России, как мы помним, в четвертой фазе ничего особенного в культурной сфере не возникло. Зато уж в первой фазе западного ритма (1801-1837) заблистали Пушкин, Гоголь, Лермонтов главные имена в русской культуре.

Дабы не оставлять в тылу белых пятен вспомним все прочие эпизоды русской литературы, в те недолгие времена, когда Россия шла по ритму Запада.

Итак с 1801 по 1837 год идет первая фаза западного ритма. Три крупнейших писателя, три величайших новатора, олицетворяющих литературу 36-летия. Николай Карамзин занял высочайший пьедестал, создав "Историю государства Российского". Александр Грибоедов, написавший "Горе от ума" и Михаил Лермонтов родились в годы Собаки. Другие волевые знаки представлены более скромно: Дельвиг (Лошадь), Чаадаев (Тигр).

Со смертью Пушкина кончается первая фаза, а с ней период реализма (что здесь причина, а что следствие?). Приходит время (1837 – 1873) литературы идей (больших и маленьких), литературы фантастической, абстрактной. Из трех знаков (Петух, Бык, Змея) явное преимущество у Змеи. Под ее флагом творил первые 12 лет фазы Гоголь, а следующие 24 – Достоевский. Змея, как знак драматический и сверхчувствительный, является одним из лидеров мировой литературы, что, однако, не делает ее ни новатором, ни реалистом. Впрочем, легко заметить, что в творчестве Гоголя до 1837 года реализма много больше. 1837 год буквально разрезал творчество Гоголя, разделив живые и "мертвые" души.

Очень точно соответствуют координатам времени другие представители перечисленных знаков: Николай Некрасов (Змея), умер в 1878 году; Алексей Константинович Толстой (Бык), умер в 1875 году; Владимир Даль (Петух), умер в 1872 году. Ну, а вторая фаза кончилась в 1873 году.

Ивану Тургеневу (Тигр) досталась роль отдыхающего литератора, что, в общем-то, подтверждается его биографией певца "дворянских гнезд". На активную борьбу центральных знаков он посматривал снисходительно, с высоты своего положения.

Совсем другим было положение мистических знаков. Они должны были активно работать, суетиться, мельтешить, дабы приблизить мистическую (в идеологии) третью фазу. Здесь и Добролюбов (Обезьяна), и Чернышевский (Крыса), и Герцен (Обезьяна), и Лев Толстой (Крыса) (включая "Войну и мир", но без "Анны Карениной"), и Иван Гончаров (Обезьяна), и Дмитрий Писарев (Крыса). Как видим, количественно работающая стихия представлена наиболее мощно. Невооруженным глазом видна повышенная агрессивность и даже горение, точнее, сгорание...

Наш сайт знакомств