Японская Обезьяна

Сколько бы мы ни говорили о своей любви к Востоку, понять его культуру так же трудно, как запомнить иероглифы. Мир Востока пугает, цели и средства так неясны... Особенно страшно понимать, что за внешним приятием западных штучек (автомобили, компьютеры, ядерные реакторы) скрывается все то же древнее восточное желание стоять на месте, точнее, ходить по кругу, по кругу вечных вопросов и вечных истин, поплевывая на столь любимый нами прогресс.

Переходя к восточным знакам (Обезьяна, Тигр, Змея, Кабан), мы должны помнить, что сами по себе эти знаки не так уж сильно отличаются от других знаков гороскопа. Пропасть непонимания рождается не свойствами знаков, а свойствами миров. Уж больно далек от нас мир Востока. А потому, говоря о Японской Обезьяне, мы все время должны помнить, что, во-первых это Восток, и во-вторых, и в-третьих, это Восток, и уже внутри Востока – это немножко Обезьяна.

Изначально вычислить знак Японии не слишком трудно. Относительная молодость, как народа, так и государства отсекает от четверки восточных знаков Змею и Тигра. Вольный гуляка и весельчак Кабан тоже как-то не вяжется с Японией. Остается Обезьяна.

Далее первая прикидка. Необходимо совместить три образа: Обезьяны как знака, Обезьяны как второго возраста (1 -3) и Обезьяны как японца. Как тут не вспомнить об одном из символов Японии – борьбе сумо. Именно на борцов сумо, или на штангистов, похожи карапузы второго возраста, осваивающие сидение, ходьбу и прочий высший пилотаж младенчества. Образ всего японского неизбежно выводит нас на понятия кукольного мира. Крошечные домики, крошечные комнатки, в которых стоят крошечные деревца (бонсай). Много кукол и зверушек, которые не выбрасываются, а хранятся всю жизнь. Аккуратные, тихие люди читают короткие стихи, аккуратно и тихо складывают из бумажных квадратиков фигурки зверей (оригами). Вся Япония вылизана и ухожена, как будто это парк для гуляния малышей.

Закрытость. Тут проверять нечего, это свойство общий знаменатель для всех народов Востока. В доказательство – такие факты, как стремление японцев не демонстрировать своих истинных чувств и переживаний, всегда показывающих вместо лица доброжелательную маску. То же касается манеры одеваться: японцы любят себя упаковывать в «сорок одежек», обнажать свое тело не в духе нации. Вот уж воистину не скажешь – «душа нараспашку». Скрытность японцев не лицемерие, а норма поведения. Быть скрытным, то есть носить на лице маску, в Японии то же, что быть благопристойным.

Иногда говорят, что Япония более открыта, чем другие государства Востока (Китай, Индия), однако подразумевают лишь то, что Япония быстрее других осваивает достижения цивилизации и даже вступила в конкуренцию с китами западной экономики. На деле же как была Япония непрозрачна, так и осталась. Все попытки Запада перенести к себе японский экономический опыт оказались неудачными, не работают на Западе японские экономические механизмы.

Мистика, эмпирика, любовь... Здесь доказательства лучше искать в сравнениях с Китаем. Ибо почти все, чем богата Япония, взято из Китая. Из Китая пришли иероглифы, из Китая прибыли буддизм и конфуцианство. Однако удивительным образом, когда идеи Конфуция стали внедрять в юриспруденцию и административное правление, они проявились как регулирующая сила во многих аспектах жизни, причем нередко в истолковании, совершенно противоположном первоначальному, китайскому. В Китае конфуцианство принесло порядок и дисциплину, в Японии расцвет «веселых кварталов»…

Всюду и всячески подчеркивается нелюбовь японцев к абстрактно-логическим умствованиям. Склонность логических наций к обожанию закона в Японии не реализуется. Большинство японцев недолюбливают юридические правовые нормы. Закон для них – синоним дубинки. При упоминании слова «закон» (хо) многих прямо передергивает. В народе считают, что от закона лучше держаться подальше. Улаживать дела японцы предпочитают путем согласований, сглаживанием углов, поиском взаимоприемлемых вариантов. (Правила Гири).

Определяющими японский характер доктринами называют синтоизм и дзэн-буддизм. Мистичность обоих этих явлений достаточно очевидна. Очень симпатична (для самодеятельной нации) идея о саморегуляции мира (без участия богов). Впрочем, богов в синтоизме хватает (более трех тысяч). Дзэн-буддизм тоже волшебная штучка. Практически все, что делается в его рамках (тут и боевые искусства, и мирные, и всяческая медитация), рождает необходимость отступить от формально-логического мышления и перейти к подсознательно-ассоцитивному. Эрих Фромм даже написал книгу «Дзэн-буддизм и психоанализ», связав воедино западный драконий мистицизм с восточным обезьяньим. Более трезвая наука уверяет, что состояние медитации имеет сходство с переживанием, которое возникает у человека под влиянием наркотика ЛСД. Так что медитируйте на здоровье, если вы мистик либо сын мистического народа.

Приземленность. Это качество присутствует в японском характере самым очевидным образом. Все знают, как мастеровиты японцы, как деятельны, как они скрупулезны и дотошны. Знаменитый (у нас тоже) Кобо Абэ считал, что «все японцы захвачены суетой непомерного труда, что им не хватает времени заниматься собой как личностью». Что ж, суета приземленных знаков – это замечательный способ отгородиться от страстей, снедающих человека.

Наш Отто Шмидт (Кот) писал, что «японцев отличает мелочность, расчетливость, практическая складка, отсутствие высоких идеальных порывов и безразличное отношение к вопросам духа». (Именно так представляют приземленных взлетные знаки.)

Поскольку приземленность – это бытовая характеристика, то она видна во всем. Все общеизвестные японские слова (икебана, кимоно, карате, харакири и т. д.) выводят нас либо на предметы, либо на действия. Слова-думы, слова-мечты, а также слова связанные с чувствами, общением и т.д., не слишком известны.

Темперамент. Если национальный знак определен верно, то японцам достался достаточно серенький и нудный темперамент, впрочем, способствующий умственным усилиям. Секрета из своего темперамента японцы не делают, откровенно предпочитают полумрак, матовость, тишину. Полированная мебель, надраенные до блеска ложки, яркие, кричащие краски не для японцев.

Энергетическая скудость Обезьяны во многом объясняет странное, на наш взгляд, отношение к самоубийству. Известная у нас, как харакири, смерть от собственной руки, к XIV веку стала цениться значительно выше, чем смерть в бою. В XVII веке харакири еще больше вошло в обычай. Своеобразной формой самоубийства стало живое японское оружие – камикадзе. Многим кажется, что все это в прошлом, однако по статистике 1961 года японцы держали третье место в мире (кто был первый и второй?) по проценту самоубийств.

Самостоятельность. Единственная характеристика, связывающая нас (русских) с японцами. Именно эта характеристика объясняет потрясающий факт сохранения национальной самобытности при невероятном количестве трансформаций, перерождений, заимствований. Некто Хироси Минами отмечает как самую важную из самобытных черт в характере японцев их склонность к самоанализу. С детства японца приучают как к самостоятельности, так и к самоограничению, высшей доблестью японца почитается самообладание, достигается же оно самовоспитанием, ну и т.д. Короче говоря, везде само... само... само...

Можно сказать, что не только отдельные японцы, но и вся нация способна время от времени, по рецепту барона Мюнхгаузена, вытаскивать себя за волосы из очередного болота, в которое заводит японская самонадеянность, страсть к самоизоляции и вера в самодостаточность.

Таким образом, структурный состав Обезьяны и национального характера японцев, характера Японии тождественны.

Из разряда векторных признаков любовь японцев к Достоевскому (Змея) и их стремление к холодной змеиной рассудительности.

Портрет женщин – Обезьян, думается, для японок вполне подходящий. Ведь они должны быть сказочно красивы, обладать безупречным и тонким вкусом, при внешней хрупкости должны быть выносливы и физически сильны, при внешней скромности должны быть расчетливы и хватки. Думается – похоже. Показательно существование гейш, женщин фантастической привлекательности, ума, глубины, тонкости вкуса, но одновременно холодности, отстраненности и, как ни странно, вторичности по отношению к мужчине.

Наш сайт знакомств