Только о мужчинах: логика

Мужская Змея – знак боевой, принадлежит к стихии формально-логической. Отсюда сверхжесткие требования к знаку. Нельзя лезть в политику, пытаться властвовать над людьми. Это все удел знаков волевых. И дело не в том, что Змеи плохие политики, бывают знаки и похуже. Но политическая добросовестность забирает у Змеи слишком много сил, ничего не давая взамен. Бесславно закончилась карьера казалось бы блестящего политика – Александра Керенского. Показательна судьба двух великих американцев – Линкольна и Кеннеди. Жизнь обоих политиков остановила пуля. Та же судьба у Мохандеса Ганди, Мартина Лютера Кинга.

А вот если Змее представится возможность командовать военным коллективом, будь то батальон, полк, армия или целый фронт, то тут мания самоубийства, чернота, депрессивность тают как весенний снег. Змея становится спокойна, весела и жизнерадостна, ибо военное дело идеально для логика, особенно такого быстро думающего как Змея. Гениальным полководцем был Петр Румянцев-Задунайский. Его дело продолжил Михаил Барклай-де-Толли. Еще один военный гений – еще один Михаил – Тухачевский. Если брать иностранцев (не только русские воюют), то наиболее знамениты итальянец Джулио Дуэ и немец Альфред фон Шлифен – оба крупнейшие теоретики. Период фашистских побед также связан с полководцами-Змеями. Вальтер фон Браухич, Максимилиан фон Вейхс, Эвальд фон Клейст. Интересно, что с нашей стороны полководцев-Змей во второй мировой практически не было. Нашу победу ковали Петухи. Ну, как бы там ни было, военный мундир снимает со Змеи всю ее черноту, оставляя только холодный расчет.

В четырехугольном мире типов мышления логике досталась роль прямолинейных примитивов. Реалисты не заботятся о чистоте своих помыслов, беззастенчиво промышляя на чужих интеллектуальных огородах. Для них, при известном старании, обеспечена слава великих стилистов, слуг божественной красоты. Мистики тоже неплохо устроились. Они беспредельщики мира фантазий. Любой бред пришедший им в голову становится достоянием человечества. Иногда это очень ярко и сочно. Волевики, они же новаторы, недостаток идей искупают тяжелым интеллектуальным трудом. В бесконечных умственных борениях они пробивают дорогу в новые пространства, в которых царит воздух бесконечной свежести.

А что же досталось логикам? Им досталось все прямолинейное, выверенное до секунды, проштемпелеванное и вписанное в бухгалтерские книги. Одним словом логик всегда примитивен, однобок, всегда раб идеи. Главным умением логики является сведение воедино времени, пространства и всех факторов подвластных формализации, переведению всего сущего на язык формул и чисел. В этом логики мало отличаются от компьютера.

Наиболее полезно сведение воедино времени и пространства в полководческом искусстве (вот где компьютер был бы на своем месте). А потому велика слава логиков-полководцев. Барклай де Толли, Румянцев-Задунайский, Тухачевский, Шамиль, Цезарь, Джулио Дуэ, Альфред фон Шлифен, Вальтер фон Браухич, Максимилиан фон Вейхс, Эвальд фон Клейст. Однако что такое полководец, всего лишь гипертрофированный солдат, сапоги, казарма, парады, маневры, удары во фланг и тыл. Разве сложной змеиной душе этого хватит?

Есть кроме военного дела еще архитектура, журналистика, анимация (все это формально-логические дела) и конечно же научная фантастика. Вспомним самого знаменитого – Артура Кларка. Сидит себе в Шри-Ланка и пишет одиссею за одиссеей. Никакой чернухи, никаких самокопаний.

Наш сайт знакомств