Джонатан Свифт и его Гулливер: структурно-гороскопический взгляд

Свифт, Гуливер и Генри Сент-Джон Болингброк

 

Титульный лист первого издания Путешествий Гулливера 1726

Титульный лист первого издания Путешествий Гулливера 1726 г.
На рисунке сам Лемюэль Гулливер



Итак, с детских лет мы знаем о Гулливере.
О стране Лилипутии, о стране великанов Бробдингнеге.
Мы даже помним вкус конфет "Гулливер" ;)
А задумывались ли мы о знаке героя Джонатана Свифта?
Интересен ли он нам с точки зрения СГ?
Может, попробуем вычислить вместе?
Но для этого надо немного покопаться в биографии Автора.




Об авторе

Джонатан Свифт

Джонатан Свифт родился в Дублине в семье англичан 30 ноября 1667 года.
По знаку наш писатель Коза-Стрелец (Оборотень в Змею). Шут.

Джонатан Свифт был очень язвительным, неуживчивым и ехидным человеком, так вспоминают все его современники:
"Английский гений не имеет представителя более неистового и отталкивающего, нежели Джонатан Свифт", - скажет Поль Сен Виктор, граф, французский критик.
К этому можно добавить, что удивительная биография Свифта – это биография человека, который всю жизнь боролся за справедливость. Многое из того, что описано в романе о Гулливере, написано по его личным впечатлениям. Он любил шутки, подтрунивания, забавы, небылицы и часто рассказывал их про себя.
Кстати, он же был и завзятым картежником, не выносящим проигрыша. Драматизатор, Оборотень.

В письме к Александру Поупу (англ. поэту) Свифт так определил свои взгляды:

Я всегда ненавидел все нации, профессии и всякого рода сообщества; вся
моя любовь обращена к отдельным людям: я ненавижу, например, породу
законников, но люблю адвоката имярек и судью имярек; то же самое
относится и к врачам (о собственной профессии говорить не стану),
солдатам, англичанам, шотландцам, французам и прочим. Но прежде всего я
ненавижу и презираю животное, именуемое человеком, хотя от всего сердца
люблю Джона, Питера, Томаса и т. д. Таковы воззрения, коими я
руководствовался на протяжении многих лет, хотя и не высказывал их, и
буду продолжать в том же духе, пока буду иметь дело с людьми.


Вызывают споры и многие моменты биографии Джонатана Свифта - был ли он искренним защитником прав ирландского народа, чем был вызван его переход из лагеря вигов к тори, какую роль он сыграл в заключении Утрехтского мира, был ли Свифт "министром без портфеля" в торийском правительстве?
Об этом до сих пор спорят историки...

..."С каждым годом, а вернее, с каждым месяцем я становлюсь все более гневным, мое бешенство настолько неблагородно, что мне становится ненавистным, в его глупости и трусости, этот порабощенный народ, среди которого я живу... Правда, я думаю, ... что уже пора мне покончить с этим миром, но перед тем, как перейти в самый лучший мир, я хотел бы быть в чуть лучшем, а не умереть здесь в бешенстве, подобно отравленной крысе в дыре".

Джонатан Свифт, из писем к другу, лорду Болингброку

 



Был ли прототип у Гулливера?

Литературоведы, изучающие творчество Свифта, приходят к мнению, что прототипом Гулливера являлся лорд Болингброк Генри Сент-Джон. Они были лучшими друзьями.
В пользу "прототипа" говорит то, что выдвинутое против героя Гулливера обвинение в государственной измене во время войны лилипутов с Блефуску, его бегство в Блефуску, фигуры короля лилипутов, наследника и первого министра (Роберт Уолпол) напоминают ситуацию во время борьбы между Великобританией и Францией и биографию самого лорда Болингброка.


Кто же он, лорд Болингброк?

Генри Сент-Джон Болингброк

Генри Сент-Джон Болингброк родился 10 октября 1678, виконт, английский государственный деятель и публицист. Один из лидеров тори. Способствовал заключению Утрехтского мира в 1713 году, завершившего войну за Испанское наследство. В 1714 возглавлял кабинет. В 1715, обвинённый в подготовке заговора в пользу династии Стюартов, бежал во Францию.
Джонатан Свифт направил письмо изгнаннику, где просил располагать им, Свифтом, по своему усмотрению.
После возвращения на родину лорд получил известность как публицист.
Болингброк считал, что только высшие слои общества могут пользоваться правом свободы мышления, низшие же слои, народ, должны руководствоваться религией.

"Если под свободомыслящим, Вы понимаете человека, свободно пользующегося
своим разумом и доискивающегося истины без пристрастия и предубеждений,
неизменно приверженного к ней, Вы имеете в виду мудрого и честного
человека, и я стремлюсь им быть".
(из письма лорда к Джонатану Свифту)

 


Итак, знак Болингброка -
Лошадь–Весы/Король







О книге



Одним утром 1726 года издатель
Бенджамин Мотт
обнаружил на крыльце своего издательства, подброшенную кем-то, анонимную рукопись с характерным для того времени пространным названием «Путешествия в некоторые отдалённые страны света Лемюэля Гулливера, сначала хирурга, а потом капитана нескольких кораблей».

Когда издатель ознакомился с похождениями героя среди лилипутов и великанов, как понял, что это надо срочно издавать.

В 1726 году известный в свое время английский поэт Джон Гей писал своему другу Джонатану Свифту:

«Примерно 10 дней назад была опубликована книга о путешествиях некоего Гулливера, и с тех пор все о ней только и говорят. Весь тираж продан за неделю, и если выслушать все мнения о книге, то вообще ничего не поймешь – хотя все признаются, что чтение это им очень понравилось. Общее мнение таково, что Вы – автор этой книги

 


Явно вымышленные фантастические приключения Свифт снабжает "достоверным" указанием широт-долгот, дат отплытия-прибытия, дотошно описывает невиданные материки. Исходя из того, что в стране лилипутов всё меньше в 12 раз, писатель с поразительной точностью рассчитывает, сколько лилипутской еды и матрасов требуется для того, чтобы удовлетворить потребности Гулливера. Если в Лилипутии всё в 12 раз меньше Гулливера, то в Бробдингнеге (стране великанов) - в 12 раз больше.

в Лилипутии всё в 12 раз меньше Гулливера


Сам Гулливер - простоватый, но отважный врач из Ноттингемпшира - служит для писателя всего лишь маской. Благодаря этой маске писатель добивается эффекта отстранённости, что делает его иронию особенно язвительной и убийственной. Из всех книг о Гулливере массовую популярность приобрели первые две части - о путешествиях в страны лилипутов и великанов.


Знак Гулливера?

Титульный лист первого издания Путешествий Гулливера датируется 1726 годом.
Годом Лошади. Постараемся не забывать об этом.
А также о том, что прототипом Гулливера является Болингброк ( Лошадь).
Посмотрим, что у нас получится при нашем структурном расследовании.
Вот как описывает Гулливера сам Автор:

Автор этих путешествий мистер Лемюэль Гулливер - мой старинный и близкий друг; он приходится мне также сродни по материнской линии...

 


Близкий друг... не иначе лорд? ...Но не будем торопиться с выводами.

Давайте для объективности исходить из ранней даты повествования самого Гулливера:

"...4 мая 1699 года мы снялись с якоря в Бристоле, и наше путешествие было сначала очень удачно....5 ноября ...стоял густой туман, так что матросы только на расстоянии полукабельтова от корабля заметили скалу..."

 

 

Попробуем начать "мотать клубок" цепочки событий по времени....

 

мотать клубок

 

Что нам говорит сам Лемюэль Гулливер о себе?

 

1...Когда мне исполнилось четырнадцать лет, он (отец) послал меня в колледж Эмануила в Кембридже, где я пробыл три года, прилежно отдаваясь своим занятиям;
2...меня отдали в учение к мистеру Джемсу Бетсу, выдающемуся хирургу в Лондоне, у которого я провел четыре года ...
3...В этом городе в течение двух лет и семи месяцев я изучал медицину, зная, что она мне пригодится в дальних путешествиях
4...Вскоре по возвращении из Лейдена я, по рекомендации моего почтенного учителя мистера Бетса, поступил хирургом на судно Ласточка, ходившее под командой капитана Авраама Паннеля. У него я прослужил три с половиной года...
5...по возвращении в Англию я решил поселиться в Лондоне, ...но так как спустя два года мой добрый учитель Бетс умер, а друзей у меня было немного, то дела мои пошатнулись, ...я решил снова стать моряком.
6... В течение шести лет я был хирургом на двух кораблях ...
7...Прождав три года улучшения моего положения, я принял выгодное предложение...
8 ...4 мая 1699 года мы снялись с якоря в Бристоле, и наше путешествие было сначала очень удачно....

 



расследуем внимательно

 

Хорошо, ставим хронологию событий в обратную сторону:

 

1... 4 мая 1699 года мы снялись с якоря в Бристоле...


2....Прождав три года улучшения моего положения, я принял выгодное предложение...
(май 1699-3 года = 1695 или 1696)


3.... В течение шести лет я был хирургом на двух кораблях ...
(1695/96-6 = 1689/1690)


4...по возвращении в Англию я решил поселиться в Лондоне, ...но так как
спустя два года мой добрый учитель Бетс умер, а друзей у меня было
немного, то дела мои пошатнулись, ...я решил снова стать моряком
(1689/90 - 2= 1687/88)


5...Вскоре по возвращении из Лейдена я, по рекомендации моего почтенного
учителя мистера Бетса, поступил хирургом на судно Ласточка под
командой капитана....У него я прослужил три с половиной года..
(1687/88-3.6 = 1683/1684)


6...В этом городе в течение двух лет и семи месяцев я изучал медицину,
зная, что она мне пригодится в дальних путешествиях (1683/84 - 2.7=
1680/1681)

7...меня отдали в учение к мистеру Джемсу Бетсу,
выдающемуся хирургу в Лондоне, у которого я провел четыре года
(1680/81-4 = 1676/77)


8...Когда мне исполнилось четырнадцать
лет, он (отец) послал меня в колледж Эмануила в Кембридже, где я пробыл
три года, прилежно отдаваясь своим занятиям...
(1676/77-3= 1673/74).

Высчитываем год рождения Гулливера, отнимая от даты 1673/74 14 лет:
1659 (Кб) или 1660 (Кр). Хм...


Кабан или Крыса?
Мистик или Реалист?


 







Смотрим еще внимательней.


расследуем внимательно




Лилипутия, куда попадает наш Гулливер, очень уж смахивает на его родину Англию (
Крысу), которая была в то время окутана полицейским режимом, коррупцией и захватническими войнами.
Мы знаем, что высмеивание английских законов и нравов для автора Свифта (
Козы
) могло закончиться вовсе не шуточным образом…Тем более, что Джонатан Свифт был ирландцем (прим. Ирландия - Лошадь
)

Вновь обращаемся к тексту...




Гулливер:
"Первые же свободные деньги я истратил на покупку двух жеребцов,
которых держу в прекрасной конюшне; после них моим наибольшим любимцем
является конюх, так как запах, который он приносит из конюшни,
действует на меня самым оживляющим образом
. Лошади достаточно хорошо понимают меня; я разговариваю с ними, по крайней мере, четыре часа ежедневно".


Д. Свифт "Путешествия Гулливера"

 




В своей книге Джонатан Свифт не только воспел "лошадиную утопию", но и осмеял преклонение перед ней. Он изобразил в качестве идеала общество разумных лошадей - Гуигнгнмов. Среди самих Гуигнгнмов есть породы лошадей, обладающие менее развитыми способностями, которые становятся слугами у более развитых пород.
Правда, писатель уточняет, что слуги лишены зависти и воспринимают своё положение, как справедливую данность.
Люди, попавшие в страну Гуигнгнмов в незапамятные времена, не стали создавать зонтиков и приручать попугаев. Они очень быстро одичали и превратились в омерзительных, жалких и злобных существ, которых Свифт окрестил еху . Мало того, еху сами становятся приручённой рабочей скотиной у благородного лошадиного сословия.

еху сами становятся приручённой рабочей скотиной у благородного лошадиного сословия
Рисунок Milo Winter (1930)



В конце книги Гулливер, вернувшись на родину, не может избавиться от отвращения к людям и восторженного отношения к лошадям. Он падает в обморок от поцелуя жены, а все свои часы проводит на конюшне. По сути, здесь Свифт горько смеётся над самим собой....

я собирался пасть ниц, чтобы поцеловать его копыто, он оказал мне честь, осторожно подняв его к моим губам
Рисунок Вячеслава Ерко (2006)
Гулливер: Когда я собирался пасть ниц, чтобы поцеловать его копыто, он оказал мне честь,
осторожно подняв его к моим губам... (с)



Так, уже теплее;)
Во второй книге Путешествий мы смеёмся над Гулливером, который с трудом отбивается от ос, становится забавой для карлика и обезьянки и, чуть было, не тонет в лепёшке коровьего навоза...

мы смеёмся над Гулливером, который с трудом отбивается от ос
Рисунок Артура Рэкхема (1909)



Обращаемся к тексту.

...Обезьяна перескочила с кресла Глюмдальклич на другое кресло, посидела немного на верхней полке шкафа, а потом спрыгнула на стол, где стоял домик Гулливера. Тут уж Гулливер опять испугался, и на этот раз еще сильнее прежнего.
...
Гулливер забился в самый дальний угол и старался не шевелиться. "Ах, зачем я не спрятался вовремя под кровать! - твердил он про себя.- Под кроватью она бы меня не заметила. А теперь уже поздно. Если я попробую перебежать с места на место или даже переползти, она увидит меня".
И он прижался к стопке так плотно, как только мог. Но обезьяна все-таки увидела его.
... Цепко ухватив Гулливера за полу кафтана, обезьяна вытащила его наружу. От ужаса он не мог даже закричать.
А между тем обезьяна преспокойно взяла его на руки, как нянька берет младенца, и стала покачивать и гладить лапой по лицу. Должно быть, она приняла его за детеныша обезьяньей породы.
... обезьяна сдавила его так, что он еле дышал. Через несколько минут весь дворец был на ногах.
... на самом гребне крыши, сидела обезьяна. Одной лапой она придерживала Гулливера, а другой набивала ему рот всякой дрянью, которую вытаскивала у себя изо рта. Обезьяны всегда оставляют в защечных мешках запас полупрожеванной пищи.
Если Гулливер пытался отвернуться или стиснуть зубы, она награждала его такими шлепками, что ему поневоле приходилось покоряться.
Слуги внизу покатывались от хохота, а у Гулливера сжималось сердце.
"Вот она, последняя минута!" - думал он.
...Обезьяна быстро поняла, что ее окружают и что на трех лапах ей далеко не уйти. Она бросила Гулливера на крышу, в несколько прыжков добралась до соседнего здания и скрылась в слуховом окошке.
А Гулливер остался лежать на пологой, гладкой крыше, с минуты на минуту ожидая, что ветер снесет его вниз, как песчинку.
...Глюмдальклич поняла, в чем дело. Она взяла свою самую тоненькую иголочку и осторожно, кончиком, выгребла у Гулливера изо рта все, что засунула туда обезьяна. Гулливеру сразу стало легче. Но он был так напуган, так сильно помят обезьяньими лапами, что целых две недели пролежал в кровати.
Король и все придворные каждый день присылали узнать, поправляется ли бедный Грильдриг, а королева сама приходила навещать его.
Она запретила всем придворным без исключения держать во дворце животных. А ту обезьяну, которая чуть не убила Гулливера, приказала убить.

Д.Свифт "Гулливер в стране великанов"

 



Цепко ухватив Гулливера за полу кафтана, обезьяна вытащила его наружу





Так кто же наш герой по знаку?
Я прихожу к выводу, что он - Крыса.
Любитель лошадей, векторный прототип лорда Болингброка и патриот Англии.
А вы?

- Понятна мысль моя неглубокая?;)


 


 








Мастер-класс


Свифт, Гуливер и Генри Сент-Джон Болингброк
Джонатан Свифт и его Гулливер: структурно-гороскопический...
Векторный Мюнхгаузен с его правдивыми историями
Структурный вектор в жизни Иеронима Карла Фридриха барона...
Олег Даль
Я не народный, я — инородный
Том и Джерри: успех во время депрессии
Том и Джерри: успех во время депрессии
Знаки Шерлока Холмса и профессора Мориарти
Я не хуже вас делаю логические выводы





Наш сайт знакомств