Мистика (Крыса, Обезьяна, Дракон)

Человек, не доверяющий опыту, но одновременно не доверяющий логике, подобен слепцу, ибо жизнь для него состоит из одних только неожиданностей, все приходится перещупывать по сотне раз. Однако темень, в которой живет такой человек, неожиданно рождает внутренний свет, некое мистическое озарение, то, что чаще называют мистическим прозрением (не путать с интуицией, основанной на переработке и обобщении опыта). Таким образом, в одной и той же идеологии, как две стороны медали, уживаются сверхреализм эмпирика и сюрреализм мистика. Что касается любви, то она не противоречит ни той стороне медали, ни этой. Любовь вся пронизана магией. Однако при всей своей грандиозности, любовь весьма озабочена подробностями, она вся соткана из мелочей, тех самых эмпирических каждодневных повторов. Что касается логики и здравого смысла, то нет в любви ни логики, ни здравого смысла.

На оси времени мистики ведут себя самым странным образом. Они буквально воспаряют над временем, не наблюдая разницы между прошлым, настоящим и будущим и признавая только вечные проблемы. Добро и зло, жизнь и смерть, любовь и ненависть – вот набор вопросов, волнующих мистических мыслителей. Отсюда же безусловное лидерство мистиков в мировой драматургии, целиком зацикленной на любви и других вечных вопросах, типа "быть или не быть". Особенно хороши Крысы. Тут и Шекспир, и Ибсен, и Ионеско, и даже Эдвард Радзинский с Леонидом Зориным. Обезьян возглавляют Чехов и Шварц, Драконов – Шоу, Горький, Ростан и Григорий Горин.

Отсутствие логических и реалистических ограничений у мистиков точно выразил в свое время драматург Бомарше (Крыса): "Не вызывает ли восхищения та свобода, с которой я отдаюсь потоку своих мыслей? Я не даю себе труда ни отсеивать их, ни обрабатывать". Полная противоположность волевикам и реалистам, бесконечно шлифующим свои тексты. Сальвадор Дали (Дракон) многократно настаивал на том, что в его полотнах нет ни логики, ни смысла.

Великий Александр Блок (Дракон) честно признавался в своем незнании жизни: "Говорят, писатель должен все понять и сейчас же все ясно объяснить. А я в свои сорок лет понимаю меньше, чем в двадцать, каждый день думаю разное, и жить хочу, и уснуть, и голова болит от всей этой всемирной заварушки". Блок всегда стремился освободиться от смысла и даже придумал термин "священный идиотизм".

А вот Бердяев (Собака) о Розанове: "Розанов мыслил не логически, а физиологически. По всему его существу разлита мистическая чувственность".

Мистики стоят у истоков многочисленных направлений в искусстве – сюрреализма (сновидения и галлюцинации) или театра абсурда.

Предвестники сюрреализма – де Сад (Обезьяна), Жерар де Нерваль (Дракон), Зигмунд Фрейд (Дракон). Основоположники сюрреализма Андрэ Бретон (Обезьяна), Тристан Тцара (Обезьяна), Гийом Аполлинер (Дракон). Наивысших успехов добились в живописи – Сальватор Дали (Дракон), в кино Луис Буньюэль (Крыса), Роберт Деснос (Крыса) и Витезслав Незвал (Крыса) в поэзии. В определенном смысле сюрреалистом был наш Андрей Белый (Дракон), недаром о его "Петербурге" было сказано, что это "небывалая еще в литературе запись бреда".

Бред не всегда теория, часто это реальность Крыс, Драконов и Обезьян. Максим Горький (Дракон) так, например, описывал свое видение: "Я видел нечто страшное: внутри огромной, бездонной чаши, опрокинутой набок, носятся уши, глаза, ладони рук с растопыренными пальцами, катятся головы без лиц, идут человеческие ноги, каждая отдельно от другой… летают разноцветные крылья и немо смотрят на меня безглазые морды огромных быков". Дали такому бредовому богатству вполне мог позавидовать.

В жизни мистики также весьма странные люди, можно сказать, что понятие нормы для них сильно сдвинуто. Скажем, французский поэт Деснос (Крыса) средь белого дня в людном кафе впадал в транс и начинал вещать. Кто-нибудь из присутствующих записывал.

А вот в чем они истинные профессионалы и понимают больше всех остальных вместе взятых – это любовь. Хотя скажу прямо, все трое понимают любовь все же немножко по-разному. Сладкая и гадкая Обезьяна – это гимн разнообразию и материализация всех любовных фантазий, Дракон специалист по выпестованию идеальных женщин, Крыса создает для общества идеальные примеры любви. Тут они давно уже мастера. Так что со всеми вопросами по любви к ним. Есть даже академики и профессора любви – Булат Окуджава, например.

Что касается воли, то у мистиков она очень сильна, но не осмысленна, часто напоминает манию. Крыса стремится к воде, Обезьяна в тропики, а Дракон в небо. Но всегда ли они понимают смысл своих стремлений? Не понимая истинных механизмов воли, они романтизируют ее, героизируют ее проявления. Чернышевский (Крыса) пишет про Рахметова, Борис Полевой (Обезьяна) про Мересьева, а Ницше (Дракон) накручивает вокруг воли целую философию. Для политики мистическая воля годится не слишком, хотя несколько великих правителей мистики все же дали. Иван III Великий (Обезьяна), Петр I Великий (Крыса), Фридрих Великий (Дракон).

Наш сайт знакомств