Бык

Знаки чего угодно
Правила форума
Обсуждаем знаки чего угодно: людей, зверей, организаций и явлений природы, материков, стран, городов и прочих местностей
Антон
Сообщения: 1198
Зарегистрирован: 11 янв 1970, 10:22
СГ: Петух-Водолей / Вектор
П о л: ( м )
Благодарил (а): 45 раз
Поблагодарили: 408 раз

Бык

Сообщение Антон » 05 фев 2016, 19:03

Иван Андреевич Крылов (1769 - 1844) любил поесть хорошо, умел съесть много и был страстным любителем стерляжьей ухи:

Что за уха! Да как жирна:
Как будто янтарем подернулась она.
Потешь же, миленький дружочек!
Вот лещик, потроха, вот стерляди кусочек.

Вот что писал о нем в своих "Семейных воспоминаниях" один из современников - Николай Маевский: "На обедах и вечерах Абакумова бывал иногда и баснописец Крылов; раз он зашел вечером и застал несколько человек, приглашенных на ужин. Абакумов и его гости пристали к Крылову, чтобы он непременно с ними отужинал; но он не поддавался, говоря, что дома его ожидает стерляжья уха. Наконец удалось его уговорить под условием, что ужин будет подан немедленно.

Сели за стол; Крылов съел столько, сколько все остальное общество вместе, и едва успел проглотить последний кусок, как схватился за шапку.

"Помилуйте, Иван Андреевич, да теперь-то куда же вам торопиться? - закричали хозяин и гости в один голос, - ведь вы поужинали".

"Да сколько же раз мне вам говорить, что меня дома стерляжья уха ожидает; я и то боюсь, чтоб она не перекипела", - сердито отвечал Крылов и удалился со всею поспешностью, на которую только был способен".

Однажды на званом обеде у императрицы Марии Федоровны в Павловске Крылов Иван Андреевич оказался рядом с Василием Андреевичем Жуковским.

Крылов, любивший по обыкновению своему сытно поесть, не отказывался ни от одного блюда.

– Да откажись хоть раз, Иван Андреевич, – шепнул ему Жуковский.

– Зачем это?

– Дай императрице возможность попотчевать тебя.

– А ну как не попотчует! – ответил Крылов и с еще большим усердием взялся за еду...

Нередко после посещения таких обедов окружающие обращались к Ивану Андреевичу со словами зависти, что он побывал у знатных особ, попробовал всевозможных разносолов, которые готовили царские повара.

На это Иван Андреевич откликался довольно солидной тирадой:

– Что царские повара! С обедов этих никогда сытым не возвращался Я ведь тоже так думал: закормят во дворце. Первый раз поехал и не стал дома ужинать. А вышло что? Убранство, сервировка – это действительно красота. Сели за стол. Суп подают. А на донышке зелень какая-то, морковка и все на мели стоит, потому как супу-то самого только лужица. Ей Богу, пять ложек всего набрал. Сомнение взяло: может, нашего брата писателя лакеи обносят? Смотрю – нет, у всех такое же мелководье. А пирожки? Не больше грецкого ореха. Захватил я два, а камер-лакей уж удирать норовит. Попридержал я его за пуговицу и еще парочку снял. А потом дошли до рыбы. Рыба хорошая – форель. За рыбой пошли французские финтифлюшки. Как бы горошек опрокинутый, студнем облицованный, а внутри и зелень, и дичи кусочки, и трюфелей обрезочки – всякие остаточки. На вкус недурно. Хочу второй горшочек взять, а блюдо-то уже далеко. Что же это, думаю, такое? Здесь только пробовать дают? Добрались до индейки. Не плошай, Иван Андреевич, здесь мы отыграемся. Подносят. Хотите верьте или нет – только ножки и крылушки на маленькие кусочки обхромленные лежат, а самая-то птица под ними припрятана, и неразрезанная пребывает. Хороши молодчики! Взял я ножку, обглодал и положил на тарелку. Смотрю кругом. У всех по косточке на тарелке. Пустыня пустыней. Припомнился Пушкин покойный: «О поле, поле, кто тебя усеял мертвыми костями?» И стало мне грустно-грустно, что чуть слеза не прошибла... А тут вижу – царица-матушка печаль мою подметила и что-то главному лакею говорит и на меня указывает... И что же? Второй раз мне индейку принесли. Низкий поклон я царице отвесил – ведь жалованная. Хочу брать, а птица так нерезанная и лежит. Нет, брат, шалишь – меня не проведешь: вот так нарежь и сюда принеси, говорю камер-лакею. Так вот фунтик питательного и заполучал. А все кругом смотрят – завидуют. А индейка-то совсем захудалая, благородной дородности никакой, жарили спозаранку и к обеду, изверги, подогрели!

А сладкое? Стыдно сказать... Пол-апельсина! Нутро природное вынуто, а взамен желе с вареньем набито. Со злости с кожей я его и съел! Плохо царей наших кормят – надувательство кругом. А вина льют без конца. Только что выпьешь, – смотришь, опять рюмка стоит полная. А почему? Потому что придворная челядь потом их распивает.

Возвращаюсь домой голодный-преголодный. Как быть? Прислугу отпустил, ничего не припасено... Пришлось в ресторацию ехать. А теперь, когда там обедать приходится, ждет меня дома всегда ужин. Приедешь со званого обеда, выпьешь рюмочку водки, как будто вовсе и не обедал...

Антон
Сообщения: 1198
Зарегистрирован: 11 янв 1970, 10:22
СГ: Петух-Водолей / Вектор
П о л: ( м )
Благодарил (а): 45 раз
Поблагодарили: 408 раз

Бык

Сообщение Антон » 08 апр 2017, 10:54

Иоанн Кронштадский (1829 - 1909)

Святой праведный Иоанн Кронштадтский родился 19 октября 1829 года в семье причетника Илии Михайловича и Феодоры Власиевны Сергиевых в с. Сура Архангельской губернии. Дед и другие предки в роду его отца были священниками на протяжении по крайней мере 350 лет.

Школьные дела у юного Иоанна, слабого здоровьем, шли плохо. Он много молился о даровании ему разума к постижению учения, и Господь услышал его молитву. После приходского училища он окончил Архангельскую Духовную семинарию первым по успеваемости и Санкт-Петербургскую Духовную Академию.

По рукоположении молодой священник был назначен в собор апостола Андрея Первозванного в Кронштадте. Пастырский долг отец Иоанн видел в непрестанной молитве, в духовно-нравственном врачевании людей, облегчении участи нищих, бездомных, сирот. В 1882 г. им были основаны “Дом трудолюбия” с детской библиотекой, бесплатной начальной школой и мастерскими, попечительства для помощи бедным, ночлежный и странноприимный дома, монастыри и храмы в разных епархиях. В 1888 г. заботами и трудами отца Иоанна был построен ночлежный дом, в 1891 г. — странноприимный дом. Помощь оказывалась всем нуждающимся, независимо от их социальной и религиозной принадлежности. Зная о благотворительной деятельности отца Иоанна, многие жертвовали ему очень крупные суммы, в том числе почтовыми переводами. В один день на его адрес приходило более тысячи писем и денежных переводов. Эти суммы отсылались нуждающимся. Благотворительная деятельность отца Иоанна исчислялась миллионами рублей. Он говорил: «У меня своих денег нет. Мне жертвуют, и я жертвую».

Пожертвований было столь много, что на эти средства были построены несколько монастырей и храмов, школы и библиотеки, приют для сирот и приют для престарелых, загородная дача для подростков и учебные мастерские для молодежи. Отец Иоанн был устроителем и благотворителем множества храмов, монастырей и монастырских подворий. Каждый год летом отец Иоанн посещал свою родину — Суру. Заботясь о родном крае, он основал здесь женскую обитель во имя святого апостола Иоанна Богослова, воздвиг в Суре благолепный каменный приходской храм, построил здание для церковноприходской школы и многое другое.

Имя отца Иоанна было широко известно: со всей России, из Европы, Индии, Америки ему присылали тысячи писем и телеграмм с просьбами о молитве. Святитель Феофан Затворник († 1894) писал: “Отец Иоанн Кронштадтский - Божий человек. Молитва его доходит к Богу по великой вере его”.

Отец Иоанн обладал даром исцеления и даром ясновидения. Толпы людей осаждали его, желая услышать от него мудрый совет или получить долгожданное исцеление от тяжелой болезни. По его молитве совершалось множество дивных чудес. Молитвой и возложением рук св. Иоанна излечивались самые тяжелые болезни, когда медицина была бессильной. Исцелялись бесноватые, прозревали слепые, были засвидетельствованы случаи воскрешения умерших. Удивительны заочные исцеления по письмам и телеграммам, которые сотнями приходили в Кронштадт. Сотни подобных случаев помощи Иоанна опубликованы в посвященных ему книгах. Отец Иоанн прозревал то, что происходило за много сотен килломеров; ему часто было открыто прошлое, настоящее и будущее людей, которых он видел впервые. Подобно великим российским святым, преподобным Сергию Радонежскому и Серафиму Саровскому, Иоанн Кронштадтский удостаивался несколько раз посещений Самой Пресвятой Владычицы Богородицы, описанных им в своем дневнике. Ежегодно Кронштадт посещало более 20 тысяч паломников, а позднее их число достигло 80 тысяч. На одной первой неделе Великого поста собиралось до 10 тысяч человек. Художником Животовским описано чудесное пролитие дождя в местности, страдавшей засухой и угрожаемой лесным пожаром, после того как отец Иоанн вознес там свою молитву.

Несмотря на свою необыкновенную занятость, отец Иоанн находил время вести духовный дневник, записывая ежедневно свои мысли, приходившие ему во время молитвы и созерцания, «благодатного озарения души, которого удостаивался он от всепросвещающего Духа Божия». Эти записи составили книгу, изданную под названием «Моя жизнь во Христе». Эта книга переведена на несколько языков. Кроме того, вышло несколько томов проповедей отца Иоанна.

Сохранилась точная запись рассказа самого Иоанна Кронштадского о первом его чуде своим сопастырям - священникам. "Кто-то в Кронштадте заболел, - так рассказывал об этом отец Иоанн. - Просили моей молитвенной помощи. У меня и тогда уже была такая привычка: никому в просьбе не отказывать. Я стал молиться, предавая болящего в руки Божии, прося у Господа исполнения над болящим Его святой воли. Но неожиданно приходит ко мне одна старушка, которую я давно знал. Она была богобоязненная, глубоко верующая женщина, проведшая свою жизнь по-христиански и в страхе Божием кончившая свое земное странствование. Приходит она ко мне и настойчиво требует от меня, чтобы я молился о болящем не иначе, как о его выздоровлении. Помню, тогда я почти испугался: как я могу - думал я - иметь такое дерзновение? Однако эта старушка твердо верила в силу моей молитвы и стояла на своем. Тогда я исповедал пред Господом свое ничтожество и свою греховность, увидел волю Божию во всем этом деле и стал просить для болящего исцеления. И Господь послал ему милость Свою - он выздоровел. Я же благодарил Господа за эту милость. В другой раз по моей молитве исцеление повторилось. Я тогда в этих двух случаях прямо уже усмотрел волю Божию, новое себе послушание от Бога - молиться за тех, кто будет этого просить".

Отец Иоанн присутствовал при последних днях и кончине Императора Александра III в Ливадийском дворце в Крыму. Умирая, по принятии Святых Таин и таинства елеосвящения, император просил отца Иоанна положить ему на голову руки, сказав: «Когда вы держите руки свои на моей голове, я чувствую большое облегчение, а когда отнимаете, очень страдаю — не отнимайте их». Так отец Иоанн продолжал держать руки на главе умирающего Императора, пока тот не умер.

В то же время отцу Иоанну приходилось терпеть множество клевет и прямых оскорблений, которыми его осыпала либеральная пресса. Кронштадтский проповедник неустанно обличал богоотступнические, антинациональные течения, которые подрывали веру русского народа и расшатывали государство. «Держись же, Россия, твердо веры своей и Церкви, и Царя православного, если хочешь быть непоколебимою людьми неверия и безначалия, и не хочешь лишиться царства и Царя православного. А если отпадешь от своей веры, как уже отпали от нее многие интеллигенты — то не будешь уже Россией или Русью Святою, а сбродом всяких иноверцев, стремящихся истребить друг друга… И если не будет покаяния у русского народа, — конец близок. Бог отнимет у него благочестивого Царя и пошлет бич в лице нечестивых, жестоких, самозванных правителей, которые зальют всю землю кровью и слезами».

Осенью 1907 г. отец Иоанн был назначен присутствующим в Святейшем Синоде, но из-за тяжелой болезни не смог посещать его заседания. Всегда бодрый и неутомимый, отец Иоанн в последние три года своей многотрудной жизни часто болел. «Сила моя физическая истощилась, — писал он в своем дневнике, — зато дух мой бодр и горит к возлюбленному моему Жениху, Господу Иисусу Христу… Что воздам Тебе, Господи, яко Ты даровал мне милость родиться и воспитаться в православной вере и Церкви и в дорогом неоцененном Отечестве, России, в которой издревле насаждена Православная Церковь. Благодарю и славлю Тебя, как могу, по благодати Твоей!»

9 декабря 1908 г. (ст. ст.) отец Иоанн отслужил последнюю литургию в Андреевском соборе. Ежедневно к нему приходил священник и причащал его, отец Иоанн находил великое утешение в соединении с Господом. Он уже перестал принимать пищу, только пил святую воду, привезенную из источника преподобного Серафима Саровского. Угоднику Божию был открыт день его кончины. Когда вечером 17 декабря приехала монахиня Ангелина, игумения основанного им Иоанновского монастыря в Петербурге, он спросил: «Какое число сегодня?» «Семнадцатое», — ответила она. «Значит, еще три дня», — сказал отец Иоанн, как будто про себя. Ранним утром 20 декабря он последний раз причастился. Дыхание его становилось все тише и тише. Отец Иоанн Орнатский начал читать канон на исход души. Когда он окончил, отец Иоанн лежал неподвижно, руки были сложены на груди…

Умер Иоанн Кронштадтский 2 января 1909 г./20 декабря 1908 года. Прославлен святой праведный Иоанн Кронштадтский Собором 1990 года.

Полное собрание сочинений (изд. до 1917 г.) включает его письма, дневниковые записи (“Моя жизнь во Христе”), размышления о пути к Богу, наставления о покаянии, проповеди.


Вернуться в «§ Определение Знаков»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость