О Пушкине

Ответить
Аватара пользователя
Владислав Михеев
Сообщения: 1741
Зарегистрирован: 09 янв 1970, 22:59
СГ: Дракон-Близнецы / Рыцарь
П о л: ( м )
Поблагодарили: 1 раз

О Пушкине

Сообщение Владислав Михеев » 11 дек 2013, 18:03

Ходасевич, Владислав Фелицианович (р. 16 (28) мая 1886 (Близнецы/Собака)("биполярный")) был страстным поклонником творчества Пушкина, большим знатоком его биографии. Он насчитал 20 дуэльных историй Пушкина.

Их статьи Ходасевича «Дуэльные истории» // Пушкин в эмиграции. М., 1997
1) П.И.Ганнибал (1817); 2) В.К.Кюхельбекер (1818); 3) Барон М.А.Корф (1818? 1819?); 4) Майор Денисович (зима 1819-1820); 5) Ф.Ф.Орлов (1820); 6) А.П.Алексеев (1820); 7) Друганов (1820); 8) Дегильи, б. франц. офицер (1821); 9) Инглези (1821? 1822?); 10) Неизвестный грек (1821? 1822?); 11) Зубов, офицер ген. штаба (1821? 1822?); 12) С.Н.Старов (конец 1821 — начало 1822); 13) Тодораки Балш (1822); 14) Неизвестный (1824); 15) Гр. Ф.И.Толстой (Американец) (1826); 16) В.Д.Соломирский (1827); 17) Т.Лагрене (1828); 18) Гр. В.А.Соллогуб (1836); 19) С.С.Хлюстин (1836); 20) Дантес (1836, ноябрь).

Дуэльная история с Орловым и Алексеевым - это один и тот же эпизод. Еще в начале пребывания в Кишиневе осенью 1820 года Пушкин, братья Михаил и Федор Орловы, Иван Липранди и Алексей Алексеев играли в бильярд и пили жженку в одном из трактиров. Захмелевший поэт путал бильярдные шары и мешал игре. Тогда Федор Орлов (род.1792 - год Крысы) ("2-ка") назвал Пушкина школьником, а Алексеев добавил, что школьников поучают. Пушкин вызвал обоих полковников на дуэль. На другой день Александр Сергеевич уже корил свою горячую арабскую кровь и жженку. Дуэлянты помирились.

Так что, дуэльная история с Дантесом (оба вызова - это одна дуэльная история) была ДЕВЯТНАДЦАТАЯ по счету!
22 буквы — Он начертал их ...и создал посредством них душу всего... Сефер Йецира. п.2, Гл.2

Аватара пользователя
Владислав Михеев
Сообщения: 1741
Зарегистрирован: 09 янв 1970, 22:59
СГ: Дракон-Близнецы / Рыцарь
П о л: ( м )
Поблагодарили: 1 раз

О Пушкине

Сообщение Владислав Михеев » 11 дек 2013, 18:31

"К возможным поединкам Пушкин готовился постоянно. Кишиневский слуга ­молдаванин Бади­Тодоре рассказывал, что по утрам, лежа в постели, Пушкин стрелял из пистолета в потолок хлебным мякишем, стараясь выводить на потолке всевозможные узоры. Вельтман подтверждает этот рассказ с маленьким вариантом: «Пробуждаясь от сна, он сидел голый в постели и стрелял из пистолета в стену». В стрельбе упражнялся Пушкин и в Одессе, и в Михайловском, где, случалось, выпускал до ста выстрелов в одно утро. Еще в кишиневскую пору завел он себе тяжелую железную палку, с которой не расставался ни в Одессе, ни в Михайловском, ни впоследствии: П.И.Миллер встретил его с ней в 1831 г. в Царскосельском парке. По определению Липранди, в ней было восемнадцать фунтов веса, что вряд ли соответствует истине. Михайловский кучер Петр называл ее девятифунтовой. На прогулках Пушкин имел обыкновение подбрасывать ее вверх и ловить налету. Иногда поступал он иначе: бросив палку вперед, доходил до нее, поднимал и бросал сызнова. По сообщению Н.М.Лонгинова, дядя Пушкина однажды спросил у него, зачем носит он эту палицу. Пушкин ответил: «Для того, чтобы рука была тверже: если придется стреляться, чтоб не дрогнула».

По-­видимому, он и в самом деле был отличным стрелком. Не следует забывать, что на последней своей дуэли, уже тяжко раненый, лежа на снегу, он слегка приподнялся, выстрелил и ранил Дантеса в руку."
В.Ф.Ходасевич «Дуэльные истории» // Пушкин в эмиграции. М., 1997
22 буквы — Он начертал их ...и создал посредством них душу всего... Сефер Йецира. п.2, Гл.2

Аватара пользователя
Владислав Михеев
Сообщения: 1741
Зарегистрирован: 09 янв 1970, 22:59
СГ: Дракон-Близнецы / Рыцарь
П о л: ( м )
Поблагодарили: 1 раз

О Пушкине

Сообщение Владислав Михеев » 12 дек 2013, 10:33

Была и другая "критическая точка":

Из "Пушкин против Девятки":
"Но прежде, среди близких московских друзей Пушкина появился Павел Воинович Нащокин (род. 8 декабря 1801г.) (Стрелец/Петух) - сильная "9-ка". Это знакомство явилось отправным пунктом трагического развития событий, приведших к гибели поэта. Правда, сближение их произошло предположительно не ранее 1830-го года во время частых приездов Пушкина в Москву, но и в 1826-1829гг. они, скорее всего, встречались.
Павел Воинович, отпрыск древнего боярского рода (потомок Дмитрия Нащоки в 14-м колене), был наследник значительного состояния и жил широко и открыто, удивляя современников обстановкой своей квартиры, рысаками и экипажами, а также вечерами, на которые собирались художники, литераторы и поэты.
Сближение "2-ки" Пушкина и "9-ки" Нащокина нельзя назвать парадоксальным. Но, безусловно, такой долгий "биполярный" союз -очень интересное явление. И, также как порой "биполярная" природа одного человека, дружба Пушкина и Нащокина оказалась наполнена удивительными проявлениями мистики.
Говорят, если глубоко заглянуть в зеркало, то можно увидеть свою смерть. Похоже, история тесной дружбы двух энергетических "оппонентов" явилась тому образным подтверждением, - Павел Воинович стал для Пушкина своеобразным "энергетическим зеркалом". Действительно, друзья во многом были похожи. Начать с того, что родословная Нащокина вполне могла бы служить материалом для "Моей родословной" Пушкина. Да и светская жизнь, которую вели молодые люди, была сильно похожа. Н.В. Путята писал про Пушкина тех лет: "Он легко знакомился, сближался, особенно с молодыми людьми, вел, по-видимому, самую рассеянную жизнь, танцевал на балах, волочился за женщинами, играл в карты, участвовал в пирах тогдашней молодежи, посещал разные слои общества". В равной степени это можно было отнести и на счет Павла Воиновича. Друзья одинаково любили как простое, безыскусное веселье, так и общество умных, талантливых людей. Любили они и бани. Когда поэт приезжал к Нащокину, "они тотчас отправлялись в бани (Лепехинские, что были у Смоленского рынка) и там вдоволь наговаривались, так что им после не нужно было много говорить: в обществе они уже вполне понимали друг друга". Любили они и цыган: имеются свидетельства о совместных посещениях Пушкиным и Нащокиным в 1830-х гг. цыган из хора Ильи Соколова.
Оба друга были заядлыми игроками, притом к деньгам относились одинаково небрежно. "Несмотря на свою расточительность и страсть к карточной игре (неоднократно доводившую его до разорения), Нащокин по праву пользовался репутацией безупречно честного... человека" (П.И. Бартенев). Пушкин, столь же честный во всех своих делах и, в особенности, в денежных, тоже любил карты. "За зеленым столом он готов был просидеть хоть сутки. Вообще же в картах ему не везло, и играл он дурно, отчего почти всегда был в проигрыше" (В.А. Нащокина).
"Пушкин был великодушен, щедр на деньги. Бедному он не подавал меньше 25 рублей". Нащокин, как уже упоминалось, был необычайно расточителен. Неудивительно, что друзья часто испытывали денежные затруднения. К концу жизни от значительного состояния Нащокина не осталось и следа, а сумма долгов Александра Сергеевича была и вовсе огромной (Сумма частных долгов Пушкина к моменту его смерти составила 92 500 руб. Кроме того, поэт должен был государственной казне 43 333 руб.). Но такой образ жизни вели многие дворяне той поры. А вот, что особо ценилось в светском обществе, так это умение поддержать интересную увлекательную беседу, и наши друзья в этом, безусловно, преуспевали. Известно, что Пушкин был душа компании, "оживитель всякого разговора". Павел Воинович тоже был интересным собеседником: "Пушкин ценил в Нащокине дар рассказчика и побуждал его писать записки, внося в них свои поправки... Рассказы Нащокина о белорусском дворянине Павле Островском послужили для Пушкина фабульной основой "Дубровского"".
Вдобавок ко всему и Пушкин, и Нащокин были страшно суеверны. Вера Александровна Нащокина (род. 8 января 1810г.) (Козерог/Змея)("9-ка") рассказывала: "Много говорили и писали о необычайном суеверии Пушкина. Я лично могу только подтвердить это. С ним и с моим мужем было сущее несчастие (Павел Войнович был не менее суеверен). У них существовало великое множество всяких примет. Часто случалось, что, собравшись ехать по какому-нибудь неотложному делу, они приказывали отпрягать тройку, уже поданную к подъезду, и откладывали необходимую поездку из-за того только, что кто-нибудь из домашних или прислуги вручал им какую-нибудь забытую вещь, вроде носового платка, часов и т. п. В этих случаях они ни шагу не делали из дома до тех пор, пока, по их мнению, не пройдет определенный срок, за пределами которого зловещая примета теряла силу".
Жена Павла Воиновича продолжала свой рассказ: "дружба между поэтом и моим ...мужем была настолько тесная, что в молодости, будучи оба холостыми, они жили в Москве ...на одной квартире и во всех важных вопросах жизни всегда советовались друг с другом. Так, когда Пушкин задумал жениться на Н. Н. Гончаровой, то спросил Нащокина: что он думает о его выборе? Тот посоветовал жениться". В свою очередь Александр Сергеевич поддержал стремление Нащокина порвать тяготившую его связь с цыганкой Ольгой Андреевной Солдатовой и горячо сочувствовал намерению Павла Воиновича жениться на В. А. Нарской -- будущей Нащокиной. Больше того, Пушкин стал крестным отцом сына Нащокина от его связи с цыганкой, а Нащокин позже в июле 1833г. стал крестным Александра Александровича - сына Пушкина.
И, наконец, обстоятельство, на которое стоит обратить внимание, - Пушкин и Нащокин были одинакового роста и сложения. Эту их физиологическую схожесть (в связи с историей, приведенной ниже) Вера Александровна Нащокина отметила особо.
П.И. Бартенев подчеркивал, что "Нащокин с умилением, чуть не со слезами вспоминает о дружбе, которую он имел с Пушкиным. Он уверен, что такой близости Пушкин не имел более ни с кем...". А жена Павла Воиновича рассказывала, что часто между ее мужем и Пушкиным "совершенно серьезно происходил разговор о том, чтобы по смерти их похоронили рядом на одном кладбище, и один раз поэт, приехав из своего любимого имения Михайловского, с восторгом говорил Павлу Войновичу: "Знаешь, брат, ты вот все болеешь, может, скоро умрешь, так я подыскал тебе в Михайловском могилку сухую, песчаную, чтобы тебе было не сыро лежать, чтобы тебе и мертвому было хорошо, а когда умру я, меня положат рядом с тобой"". Шутливый тон поэта не обманул Веру Александровну. Она тогда очень разволновалась.
Легкость, с которой Пушкин говорил о смерти, давалась ему с большим трудом. Разговор этот происходил весной 1836-го года после похорон матери поэта. Надежда Осиповна Пушкина ("4-ка") умерла 29-го марта (Овен). Сопровождаемый своим "дядькой" Никитой Козловым (род.1778г.)(Собака)("9-ка") Александр Сергеевич отвез тело матери для погребения в Святогорский монастырь. Похороны состоялись 13 апреля и, как пишет П.В. Анненков, Пушкин "тут же сделал вклад обители на собственную могилу, которая недолгой ожидала его" (ровно через 10 месяцев после смерти матери в январе 29-го числа, в противоположном полюсе скончался и сам Пушкин). Похоронив мать, поэт выбрал могилы себе и своему другу Нащокину! Это ли не красноречивое подтверждение их "энергетической близости"?!
Но все-таки, это было родство образа и его зеркального отражения. Друзей разделяла пропасть энергетического противостояния полюсов, ставшая внутренним, почти незаметным со стороны, свойством этого союза. Лишь незначительные детали косвенно выдавали "биполярность" их тесной дружбы ("Вставал Пушкин довольно рано, никуда не выходил, покуда не встанет Нащокин, просыпавшийся довольно поздно" (В.А. Нащокина)). И еще одним - самым верным подтверждением явился тот всплеск мистической энергии в день дуэли Пушкина, о котором свидетельствовала Вера Александровна: "Вечером в этот день у меня внизу сидели гости. Павел Войнович был у себя наверху, в кабинете. Вдруг он входит ко мне в гостиную, и я вижу, на нем, что называется, лица нет. Это меня встревожило, и я обратилась к нему с вопросом: что случилось? "Каково это! -- ответил мой муж. -- Я сейчас слышал голос Пушкина. Я слегка задремал на диване у себя в кабинете и вдруг явственно слышу шаги и голос: "Нащокин дома?" Я вскочил и бросился к нему навстречу. Но передо мной никого не оказалось. Я вышел в переднюю и спрашиваю камердинера: "Модест, меня Пушкин спрашивал?" Тот, удивленный, отвечает, что, кроме его, никого не было в передней и никто не приходил. Я уж опросил всю прислугу. Все отвечают, что не видели Пушкина. Это не к добру, -- заключил Павел Войнович. -- С Пушкиным приключилось что-нибудь дурное!"
Да, с Александром Сергеевичем приключилось самое страшное, - он получил смертельное ранение на дуэли. Но задолго до этого, выражаясь несколько вычурным поэтическим языком, Пушкин получил "сердечную рану", встретив "9-ку" Наталью Николаевну Гончарову (род. 27 августа 1812г.) (Дева/Обезьяна). Встреча эта произошла, естественно, зимой - в "9-ке". В декабре 1828г. на общественном балу у танцмейстера Иогеля состоялось знакомство поэта с Натальей Гончаровой. Молодая красивая "москвичка, выросшая в несколько провинциальной обстановке патриархального города" (Б.Томашевский), сама по себе не столь интересна. Важно то, что ее "9-ка" оказалась одним из главных звеньев в цепи роковых событий, приведших к гибели Пушкина. А "9-ка" Нащокин в 1830-м году "подписал" этот "смертный приговор". Причем, сделал это дважды. Он не просто настойчиво советовал поэту жениться, но и позже, в момент, когда Александр Сергеевич "хотел было совсем оставить свою женитьбу и уехать в Польшу", "имел с ним горячий разговор", убеждая своего друга расстаться с холостяцкой жизнью. "Намереваясь отправиться в Польшу, Пушкин все напевал Нащокину: "Не женись ты, добрый молодец, а на те деньги коня купи". Конечно, ни в какую Польшу поэт не поехал бы - свободой его передвижения ведал лично Государь (Николай I в марте 1830-го года не отпустил Пушкина даже в Полтаву в гости к Н.Н.Раевскому). Но предстоящая женитьба действительно была под большим вопросом (31 августа 1830г. в письме к П.А. Плетневу Александр Сергеевич пишет о столкновении с тещей, о том, что свадьба откладывается, и что он уезжает в Болдино). К тому же многие знакомые поэта отрицательно относились к предстоящей свадьбе и отговаривали Пушкина. Позже это дало основание графине Д.Ф. Фикельмон несколько преувеличенно утверждать, что поэт вступил в брак "вопреки советам всех своих друзей". Дарья Федоровна Фикельмон (род. 14 октября 1804г.) (Скорпион/Крыса)("2-ка") - была женщина незаурядного ума. Она отличалась наблюдательностью, принесшей ей славу "Сивиллы флорентийской" - предсказательницы будущего. В своих письмах и дневниковых записях Дарья Федоровна предчувствовала грядущую трагедию, сознавая несовместимость характеров Пушкина и Гончаровой. "...Все близкие друзья его сожалели, что он женился", писал об Александре Сергеевиче его петербуржский знакомый Н.М. Смирнов. И лишь Нащокин принимал настолько живое участие в устройстве свадьбы своего друга, что в апреле 1830-го во время второго сватовства Пушкина к Наталье Гончаровой напутствовал поэта и отдал ему свой фрак. Вера Александровна вспоминала: "Кажется, в печати известна история "нащокинского" фрака... Друзья были одинакового роста и сложения, а потому фрак Нащокина как нельзя лучше пришелся на Пушкина. Сватовство на этот раз было удачное, что поэт в значительной мере приписывал "счастливому" фраку. Нащокин подарил этот фрак другу, и с тех пор Пушкин, по его собственному признанию, в важных случаях жизни надевал счастливый "нащокинский" фрак. Насколько помню, в нем, кажется, и похоронили поэта". В этом фраке он сватался, венчался и, позже, был похоронен. Слово "счастливый" из уст "9-ки", как в кривом зеркале, отражает свой истинный смысл - "злосчастный".
Еще одна подаренная Нащокиным вещь стала, как бы, частью мистического "обряда" подготовки его друга к смерти. Опять обратимся к воспоминаниям В.А. Нащокиной: "Незадолго до смерти поэта мой муж заказал сделать два одинаковых золотых колечка с бирюзовыми камешками. Из них одно он подарил Пушкину, другое носил сам, как талисман, предохраняющий от насильственной смерти". Кольцо, рожденное в "9-ке" (1836-й - год Обезьяны), подаренное Пушкину "9-кой", естественно, не могло защитить поэта от насильственной смерти. Такой оберег мог лишь внушить своему хозяину ложную иллюзию защищенности. В день дуэли по свидетельству секунданта Пушкина К.К. Данзаса (род. 1800 или 1801) (Обезьяна или Петух)("9-ка"), кольца при нем (Пушкине) не было. Возможно, в этом и был скрыт метафизический смысл подарка, заложенного в него "9-кой". В любом случае, это таинственное кольцо, рожденное в "9-ке", в "9-ке" же и исчезло - загадочно и бесследно: "Когда Пушкин после роковой дуэли лежал на смертном одре и к нему пришел его секундант Данзас, то больной просил его подать ему какую-то небольшую шкатулочку. Из нее он вынул бирюзовое колечко и, передавая его Данзасу, сказал:
-- Возьми и носи это кольцо. Мне его подарил наш общий друг, Нащокин. Это -- талисман от насильственной смерти.
Впоследствии Данзас в большом горе рассказывал мне, что он много лет не расставался с этим кольцом, но один раз в Петербурге, в сильнейший мороз(!), расплачиваясь с извозчиком на улице, он, снимая перчатку с руки, обронил это кольцо в сугроб. Как ни искал его Данзас, совместно с извозчиком и дворником, найти не мог" (В.А. Нащокина).
Конечно, как человек Павел Воинович никогда бы не позволил себе причинить вред своему другу, но как носитель враждебной энергетики, он невольно подталкивал поэта к краю пропасти. Смерть Пушкина Нащокин переживал, как тяжелейшую личную утрату. "Павел Войнович, ...получив роковое известие, слег в постель и несколько дней провел в горячке, в бреду. Я тоже едва стояла на ногах. День и ночь у нас не гасили огни" - вспоминала Вера Александровна.
Оба супруга ("9-ки") в разное время обрели свой покой в "2-ке": Павел Воинович умер в 1854г. (Тигр)("2-ка"), а Вера Александровна - в 1900г. (Крыса)("2-ка"). И еще одно удивительное обстоятельство: из 6-ти детей Нащокиных - 4-ро родились 2-го числа (разные месяцы) и одна дочка - 12-го. Похоже, "энергетическое зеркало" было двусторонним."
22 буквы — Он начертал их ...и создал посредством них душу всего... Сефер Йецира. п.2, Гл.2

Аватара пользователя
Владислав Михеев
Сообщения: 1741
Зарегистрирован: 09 янв 1970, 22:59
СГ: Дракон-Близнецы / Рыцарь
П о л: ( м )
Поблагодарили: 1 раз

О Пушкине

Сообщение Владислав Михеев » 29 мар 2014, 14:15

Владислав Михеев писал(а):Поскольку о Солнце нашей русской поэзии я много писал в разных местах, пусть будет теперь и здесь отдельная тема.

Я писал:

"Пушкин против Девятки" - http://samlib.ru/m/miheew_w_g/pushkin.shtml
или вот было большое обсуждение "Евгения Онегина" - *./viewtopic.php?f=10&t=2001&start=30#p293995
там я, в частности, писал:
Владислав Михеев писал(а):...
Вывод: Онегин - на одной стороне; Ленский, Пушкин - на другой.

Поэтому Онегин, скорее всего, Обезьяна или Петух или Собака - т.е. 9-ка, а Ленский (Тигр) и Пушкин (Близнецы) - 2-ки.
И вот дополнительно подробности дуэли Ленского с Онегиным:

«Теперь сходитесь».
Хладнокровно,
Еще не целя, два врага
Походкой твердой, тихо, ровно
Четыре перешли шага,
Четыре смертные ступени.

Свой пистолет тогда Евгений,
Не преставая наступать,
Стал первый тихо подымать.
Вот пять шагов еще ступили,
И Ленский, жмуря левый глаз,
Стал также целить — но как раз
Онегин выстрелил... Пробили
Часы урочные: поэт
Роняет молча пистолет,

9-ка-Онегин убил 2-ку-Ленского на 9-ом шагу!

4-ку, как метафизического сателлита 9-ки, Пушкин тоже выделил особо: "...Четыре смертные ступени..."

А в плане особого своего чутья (предчувствия своей будущей роковой дуэли с Дантесом) Пушкин оказался точен, в том, что неожиданно вывел в эпизоде дуэли Онегина с Ленским француза - секунданта Онегина его слугу Гильо («Мой секундант? — сказал Евгений, — Вот он: мой друг, monsieur Guillot...")
22 буквы — Он начертал их ...и создал посредством них душу всего... Сефер Йецира. п.2, Гл.2

Аватара пользователя
Владислав Михеев
Сообщения: 1741
Зарегистрирован: 09 янв 1970, 22:59
СГ: Дракон-Близнецы / Рыцарь
П о л: ( м )
Поблагодарили: 1 раз

О Пушкине

Сообщение Владислав Михеев » 31 мар 2014, 18:00

...в общем, я бы сказал девять смертных ступеней...
22 буквы — Он начертал их ...и создал посредством них душу всего... Сефер Йецира. п.2, Гл.2

Аватара пользователя
Владислав Михеев
Сообщения: 1741
Зарегистрирован: 09 янв 1970, 22:59
СГ: Дракон-Близнецы / Рыцарь
П о л: ( м )
Поблагодарили: 1 раз

О Пушкине

Сообщение Владислав Михеев » 18 июл 2015, 18:43

19 июля 1825 (49-ка) — в день отъезда Анны Петровны Керн (р. 11 _[_22_]_ февраля 1800 (Рыбы/Обезьяна)(9-ка)) из Тригорского Пушкин вручил ей стихотворение «К*» («Я помню чудное мгновенье»).

Какую же метафизическую роль пыталась сыграть Керн в жизни поэта?

Из "Пушкин против Девятки" (http://samlib.ru/m/miheew_w_g/pushkin.shtml)
"Местом-оберегом" стало для поэта Михайловское. Здесь под защитой "2-ки" поэт не только плодотворно работал, но и в самый опасный период "9-ки" в декабре 1825-го года мистическим образом сохранил себе жизнь. Ближайший друг Пушкина С.А.Соболевский вспоминал о том, как это было. Его рассказ заслуживает того, чтобы быть переданным полностью: "Известие о кончине императора Александра Павловича и о происходивших вследствие оной колебаний по вопросу о престолонаследии дошло до Михайловского около 10 декабря. Пушкину давно хотелось увидаться с его петербургскими приятелями. Рассчитывая, что при таких важных обстоятельствах не обратят строгого внимания на его непослушание, он решился отправиться туда; но как быть? В гостинице остановиться нельзя -- потребуют паспорта; у великосветских друзей тоже опасно -- огласится тайный приезд ссыльного. Он положил заехать сперва на квартиру к Рылееву, который вел жизнь не светскую, и от него запастись сведениями. Итак, Пушкин приказывает готовить повозку, а слуге собираться с ним в Питер; сам же едет проститься с тригорскими соседками. Но вот, на пути в Тригорское, заяц перебегает через дорогу; на возвратном пути из Тригорского в Михайловское -- еще заяц! Пушкин в досаде приезжает домой; ему докладывают, что слуга, назначенный с ним ехать, заболел вдруг белою горячкой. Распоряжение поручается другому. Наконец повозка заложена, трогаются от подъезда. Глядь -- в воротах встречается священник, который шел проститься с отъезжающим барином. Всех этих встреч -- не под силу суеверному Пушкину; он возвращается от ворот домой и остается у себя в деревне. "А вот каковы бы были последствия моей поездки, -- прибавлял Пушкин. -- Я рассчитывал приехать в Петербург поздно вечером, чтоб не огласился слишком скоро мой приезд, и, следовательно, попал бы к Рылееву прямо на совещание 13 декабря. Меня приняли бы с восторгом; вероятно, я забыл бы о Вейсгаупте, попал бы с прочими на Сенатскую площадь и не сидел бы теперь с вами, мои милые!""
Не приходится сомневаться в том, что священник, который шел проститься, был из Святогорского монастыря, а ведь Пушкин не афишировал свой отъезд. Имение Тригорское тоже принадлежало "2-ке". Ну, а столь спасительно суеверным Александра Сергеевича воспитала не кто иная, как Арина Родионовна.
В свете всего вышеизложенного не будет преувеличением сказать, что ни в каком другом месте Пушкин не был бы столь защищен как в своем родном Михайловском. Находись Александр Сергеевич в Риге, или Пскове, или в другом городе в описываемый период времени последствия могли бы быть весьма печальны.

- 9 -

Между тем "холодный" полюс делал свое дело. Брат поэта вспоминал: "В это время появилась первая глава "Онегина". Журналы или молчали, или отзывались о ней легко и равнодушно. Пушкин не понимал такого приема сочинению, которое ставил гораздо выше прежних, удостоенных похвал, не только внимания". Что же, подобного холодного приема следовало ожидать (лишь "2-ка" Д.В.Веневитинов выступил в печати с честным и серьезным критическим разбором - "единственная статья", которую Пушкин "прочел с любовью и вниманием"). Невнимание читателей и критиков к Онегину - была неудача не только для Пушкина, но и для его издателя Петра Александровича Плетнева (род.10 августа 1792г.) (Лев/Крыса)("2-ка"). Заочное сближение между ними как раз в этот период (1824--1826 гг.) произошло благодаря младшему брату Пушкина Льву Сергеевичу ("2-ке"), а затем и А. А. Дельвигу ("нейтр." - его историю см. ниже). Почти все книги Пушкина, начиная с 1826-го г., издавал Плетнев. Переписка издателя с Пушкиным и издание сочинений опального поэта вызвали у правительства подозрение в неблагонадежности Плетнева и послужили поводом к негласному наблюдению за ним. Но отношения между поэтом и издателем оставались очень тесными и, по-настоящему, дружескими до последних дней Пушкина. "Я был для него всем, -- писал Петр Александрович в 1838-м г., -- и родственником, и другом, и издателем, и кассиром". Так что это был очень важный союз в судьбе поэта, и он также укрепил защиту михайловского "мятежного дома", "стены" которого "9-кой" пару раз весьма ощутимо проверялись на прочность.
Так в один из дней "Тригорское и Михайловское оживились приездом из Дерпта двух тамошних студентов -- А.Н. Вульфа, сына Осиповой, и поэта Языкова". Н.М. Языков был энергетически "нейтрален", а с Алексеем Николаевичем Вульфом (род. 17 декабря 1805г.) (Козерог/Бык)("92"), который был "биполярен", Пушкин всерьез обсуждал различные возможности побега заграницу через Дерпт (нынешний Тарту). Насколько осуществимы были эти замыслы, предположить трудно. Но можно сказать, что риск неудачи был весьма велик. Для примера, декабрист Вильгельм Кюхельбекер, тот самый, с которым Пушкин стрелялся в 1819-м году, бежал из Петербурга после разгрома восстания на Сенатской площади. Его побег почти удался, но 19-го(!) января 1826г. при въезде в предместье Варшавы он был узнан неким унтер-офицером и арестован. Да, "Кюхля", по словам его друзей, удачливостью не отличался, но ведь и Пушкину в 1836-м году удача изменила. Что и говорить, Александру Сергеевичу, который имел огромное количество друзей и знакомых, трудно было бы бежать заграницу незамеченным. А Вульф предлагал план, по меньшей мере, смехотворный. В своих воспоминаниях он писал: "Между прочим, предложил я ему такой проект: я выхлопочу себе заграничный паспорт и Пушкина, в роли своего крепостного слуги, увезу с собой за границу". В сентябре и октябре 1825г. Пушкин активно переписывался с А.Н. Вульфом о предстоящем бегстве, используя даже специально придуманные условные термины, т.к. письма перлюстрировались. Как же Алексей Вульф смог увлечь поэта столь сомнительным проектом? Оказывается, "шер ше ля фам", как говорят французы. В нашем случае, ищите агента "холодного" полюса.
Как раз, во второй половине июня 1825-го года (Рак/Петух) ("49") в Тригорское приехала племянница П.А.Осиповой Анна Петровна Керн (род. 11 февраля 1800г.) (Рыбы/Обезьяна)("9-ка"). Именно ей предстояло увлечь Пушкина, вдохновить его на высокое чувство, оставившее неизгладимый след в душе поэта, а заодно, и в русской литературе. Справедливости ради, надо отметить, что "9-ка" Анны Петровны была не такая уж и сильная (11 февраля - на границе Водолея и Рыб и год Обезьяны только начинается). Но вспыхнувшее в сердце Александра Сергеевича чувство, развиваясь в "4-ке" (в июле), давало обильную пищу для душевных терзаний. Прошло чуть больше месяца, и 19(!) июля Анна Петровна уехала в Ригу, оставив страдающего поэта в полном смятении. В своих воспоминаниях А.П.Керн пишет: "На другой день я должна была уехать в Ригу вместе с сестрою Анною Николаевной Вульф. Он пришел утром и на прощание принес мне экземпляр 2-й главы Онегина, в неразрезанных листках, между которых я нашла вчетверо сложенный почтовый лист бумаги со стихами:

Я помню чудное мгновенье,

-- и проч., и проч.


Когда я собиралась спрятать в шкатулку поэтический подарок, он долго на меня смотрел, потом судорожно выхватил и не хотел возвращать; насилу выпросила я их опять; что у него промелькнуло тогда в голове, не знаю".
Потом Александр Сергеевич писал ей восторженные, полные любви письма. В одном из них он признавался, что у него "сердце ноет" при мысли о ней. И далее: "вчера мы с Алексеем проговорили 4 часа подряд. Никогда еще не было у нас такого продолжительного разговора. Угадайте, что нас вдруг так сблизило?". Алексей - это А.Н.Вульф. Видимо, тогда поэт всерьез задумался о побеге. Тогда же, скорее всего, заговорщики вырабатывали свой язык условных терминов, которым в дальнейшем пользовались в письмах.
В этот же период времени (26 июня - Рак - 4-ка) в результате хлопот матери (9-ка)(о чем упоминалось выше) нашему ссыльному герою как раз подоспело "высочайшее" (Николай I - 4-ка) разрешение поехать на лечение в Псков.
Впрочем, даже по совокупности обстоятельств этот "выпад" "9-ки" надо признать слабым. Алексей Вульф и сам считал план побега сомнительным. "Дошло ли бы у нас дело до исполнения этого юношеского проекта, не знаю; я думаю, что все кончилось бы на словах".

Таким образом, Бог Девяка через 9-ку А.П.Керн пытался вырвать, выманить Александра Сергеевича из под защиты 2-ки. Михайловское было единственным местом, где поэт был в безопасности в время трехлетнего периода 9-ки 1824-1826...
22 буквы — Он начертал их ...и создал посредством них душу всего... Сефер Йецира. п.2, Гл.2

Аватара пользователя
Владислав Михеев
Сообщения: 1741
Зарегистрирован: 09 янв 1970, 22:59
СГ: Дракон-Близнецы / Рыцарь
П о л: ( м )
Поблагодарили: 1 раз

О Пушкине

Сообщение Владислав Михеев » 06 мар 2016, 20:36

Был один удивительный момент в молодости Пушкина, наложивший отпечаток на всю его жизнь. Речь идет о необычном предсказании.
Об этом пишут современники поэта:
Его брат Лев Сергеевич: «Известность Пушкина и литературная, и личная с каждым днем возрастала. Молодежь твердила наизусть его стихи, повторяла остроты его и рассказывала о нем анекдоты. Все это, как водится, было частью справедливо, частью вымышлено. Одно обстоятельство оставило Пушкину сильное впечатление. В это время находилась в Петербурге старая немка, по фамилии Кирхгоф.
В число различных ее занятий входило и гадание. Однажды утром Пушкин зашел к ней с несколькими товарищами. Госпожа Кирхгоф обратилась прямо к нему, говоря, что он – человек замечательный; рассказала вкратце его прошедшую и настоящую жизнь, потом начала предсказания сперва ежедневных обстоятельств, а потом важных эпох его будущего. Она сказала ему между прочим: «Вы сегодня будете иметь разговор о службе и получите письмо с деньгами». О службе Пушкин никогда не говорил и не думал; письмо с деньгами получить ему было неоткуда; деньги он мог иметь только от отца, но, живя у него в доме, он получил бы их, конечно, без письма. Пушкин не обратил большого внимания на предсказания гадальщицы. Вечером того дня, выходя из театра до окончания представления, он встретился с генералом Орловым. Они разговорились. Орлов коснулся службы и советовал Пушкину оставить свое министерство и надеть эполеты. Возвратясь домой, он нашел у себя письмо с деньгами: оно было от одного лицейского товарища, который на другой день отправился за границу; он заезжал проститься с Пушкиным и заплатить ему какой-то карточный долг еще школьной их шалости. Госпожа Кирхгоф предсказала Пушкину его изгнание на юг и на север, рассказала разные обстоятельства, с ним впоследствии сбывшиеся, предсказала его женитьбу и, наконец, преждевременную смерть, предупредивши, что должен ожидать ее от руки высокого, белокурого человека. Пушкин, и без того несколько суеверный, был поражен постоянным исполнением этих предсказаний и часто об этом рассказывал».

Сейчас все обращают внимание на фразу про белокурого человека (Weisskopf). Да, Дантес был блондин. Однако дословно предсказание звучало так: "weisser Ross, weisser Kopf, weisser Mensch" Т.е. "белый конь, белая голова, белый человек".

Вот воспоминания друга поэта С. А. Соболевского: "«В многолетнюю мою приязнь с Пушкиным я часто слышал от него самого об этом происшествии, он любил рассказывать его в ответ на шутки, возбуждаемые его верою в разные приметы. Сверх того, он в моем присутствии не раз рассказывал об этом именно при тех лицах, которые были у гадальщицы при самом гадании, причем ссылался на них. Для проверки и пополнения напечатанных уже рассказов считаю нужным присоединить все то, о чем помню положительно. Предсказание было о том, во-первых, что он скоро получит деньги; во-вторых, что ему будет сделано неожиданное предложение; в-третьих, что он прославится и будет кумиром соотечественников; в-четвертых, что он дважды подвергнется ссылке; наконец, что он проживет долго, если на 37-м году возраста не случится с ним какой беды от белой головы или белого человека (weisser Ross, weisser Kopf, weisser Mensch), которых и должен он опасаться. Первое предсказание о письме с деньгами сбылось в тот же вечер; Пушкин, возвратясь домой, нашел совершенно неожиданно письмо от лицейского товарища, который извещал его о высылке карточного долга, забытого Пушкиным. Товарищ этот был Корсаков, вскоре потом умерший в Италии. Такое быстрое исполнение первого предсказания сильно поразило Александра Сергеевича; не менее странно было для него и то, что несколько дней спустя, в театре, его подозвал к себе А. Ф. Орлов и стал отговаривать его от поступления в гусары, а предлагал служить в конной гвардии… Вскоре после этого Пушкин был отправлен на юг, а оттуда, через четыре года, в псковскую деревню, что и было вторичною ссылкою. Как же ему, человеку крайне впечатлительному, было не ожидать и не бояться конца предсказания, которое дотоле исполнялось с такой буквальной точностью??? Прибавлю следующее: я как-то изъявил свое удивление Пушкину о том, что он отстранился от масонства, в которое был принят, и что он не принадлежал ни к какому другому тайному обществу. «Это все-таки следствие предсказания о белой голове, – отвечал мне Пушкин. – Разве ты не знаешь, что все филантропические и гуманитарные общества, даже и самое масонство получили от Адама Вейсгаупта направление подозрительное и враждебное существующим государственным порядкам? Как же мне было приставать к ним? Weisskopf, Weisshaupt – одно и то же».

Его слова про weisser Ross подтверждает Бартенев: «В Петербург раз приехала гадательница Кирхгоф. Никита и Александр Всеволодские и Мансуров Павел, актер Сосницкий и Пушкин отправились к ней (она жила около Морской). Сперва она раскладывала карты на Всеволодского и Сосницкого. После них Пушкин попросил ее загадать и про него. Разложив карты, она с некоторым изумлением сказала: «О, это голова важная! Вы человек не простой!» Т. е. сказала в этом смысле, потому что, вероятно, не знала по-русски. Слова ее поразили Всеволодского и Сосницкого, ибо, действительно, были справедливы. Она, между прочим, предвещала ему, что он умрет или от белой лошади, или от белой головы (Weisskopf)».

Действительно, про белую голову все понятно. Дантес...

А вот БЕЛАЯ ЛОШАДЬ что такое? Ведь Пушкин придавал огромное значение предсказанию. И даже бывало говорил друзьям, что каждый раз, когда садится в седло, мысленно навсегда прощается с жизнью.

Тут уместно вспомнить одного "девяточного" святого преподобного Филарета Московского - священнослужителя времен Александра Сергеевича.
В метафизическом смысле пример Филарета - абсолютно хрестоматийный. Показывающий, что христианство и, в частности, православие - религия 9-ки. Показывающий, какой грозной силе Пушкин-2-ка противостоял всю жизнь...
Итак, Храм Христа Спасителя - кафедральный Собор православной церкви - тот, что на месте бассейна Москва. Главный Православный храм. И хранятся там мощи святого - преподобного Филарета Московского. Да, Филарет - фигура знаковая. Он был, де-факто, Патриархом времен Николая I, Александра II.
И по поводу него существует интереснейшая легенда, бережно хранимая поколениями богословов и священослужителей, хотя, не думаю, что они понимают истинный ее смысл. Так вот, по преданию, незадолго до смерти Святителю Филарету во сне явился его покойный отец и сказал буквально следующие слова: береги 19-е число! Отец Филарета тоже был священослужителем. Т.е. непререкаемый авторитет. Фактически же, то были слова самого Бога Девятки, адресованные через Филарета всему православию - храните, мол, берегите ДЕВЯТКУ... Митрополит во всяком случае воспринял этот сон соответственно! И с тех пор 19-го числа каждого месяца старался обязательно служить Литургию. Ну а вскоре, именно 19-го числа (в ноябре 1867г) после совершенной им с особым чувством и слезами Литургии Филарет отдал душу своему Богу ДЕВЯТКЕ...
Конечно же, это не просто легенда! Тут самая суть, самый цимус христианства в целом и православия в частности... И мощи Святителя на случайно были перенесены позже в главный храм Девятки. Произошло это, кстати, в 2004г (год Обезьяны - 9-ка) 9-го числа.

При чем здесь Пушкин, спросите Вы. А дело в том, что Филарет - этот "девяточный" деятель церкви отметился в судьбе Пушкина совершенно определенным образом: именно он озвучил высший приговор Бога ДЕВЯТКИ - смертный приговор великому поэту-2-ке!
Да! И вот как это было:
В 1830-м году в альманахе "Северные цветы" Дельвига появилось стихотворение Пушкина "Дар напрасный, дар случайный...". Графиня Елизавета Михайловна Хитрово (род. 19 сентября 1783г.) (Весы/Кот) ("4-ка"), указала на это стихотворение Митрополиту. Скажем так, не могла не указать! 4-ка! В общем, при посредничестве "4-ки" Хитрово между Пушкиным (2-ка) и Предстоятелем Русской Православной Церкви (9-ка) состоялся следующий поэтический диалог:
Дар напрасный, дар случайный, - пишет Александр Сергеевич,
Жизнь, зачем ты мне дана?
Иль зачем судьбою тайной
Ты на казнь осуждена?...
Ответ Филарета без особых изысков прозвучал, как приговор. Митрополит-9-ка слегка переиначил стихотворные строки, и стало ясно, что казнить поэта станет сам Бог ДЕВЯТКА:
Филарет отвечал, как бы за Пушкина:
Не напрасно, не случайно
Жизнь от Бога мне дана,
Не без воли Бога тайной
И на казнь осуждена...

Тайная воля Бога Девятки! Это и женитьба Пушкина на 9-ке Наталье Гончаровой, это и конфликт с 9-кой Дантесом, это и роковая дуэль (19-я по счету в жизни поэта) в самый неблагоприятный для Пушкина период 9-ки... Это, однако, и ТА САМАЯ ПРЕСЛОВУТАЯ БЕЛАЯ ЛОШАДЬ, или белый конь, на которого указала гадалка.
Так что же это за лошадь такая!? Белая!?
Ответ лежит на поверхности. Как всегда. Белая лошадь - это есть "СЛОВО БОЖЬЕ". Т.е. Слово самого Бога ДЕВЯТКИ! И 9-ка-Филарет донес это Слово-приговор до 2-ки-Пушкина!!! Факт!
Да, речь идет, ни много, ни мало, - о знаменитом Откровении святого Иоанна Богослова. Апокалипсис, Страшный Суд и все такое!
Вспомним, четыре всадника Апокалипсиса! И первый явится на БЕЛОМ КОНЕ! Кто же? Ириней Лионский, влиятельный Христианский богослов второго века, был одним из первых, кто назвал всадника. По его мнению — это сам Иисус Христос! А белого коня богослов трактовал как успех распространения Евангелия. Многие богословы впоследствии поддержали эту точку зрения, ссылаясь на последующее появление Христа на белом коне, как Слово Божие в Откровении.
Да, именно так! Глава ДЕВЯТНАДЦАТАЯ(!!!) Откровения Иоанна Богослова:
"И увидел я отверстое небо, и вот конь белый, и сидящий на нем называется Верный и Истинный, Который праведно судит и воинствует. Очи у Него как пламень огненный, и на голове Его много диадим. _[_Он_]_ имел имя написанное, которого никто не знал, кроме Его Самого. _[_Он был_]_ облечен в одежду, обагренную кровью. Имя Ему: «Слово Божие». И воинства небесные следовали за Ним на конях белых, облеченные в виссон белый и чистый. Из уст же Его исходит острый меч, чтобы им поражать народы. Он пасет их жезлом железным; Он топчет точило вина ярости и гнева Бога Вседержителя. На одежде и на бедре Его написано имя: «Царь царей и Господь господствующих»."
Так что, белый конь - это СЛОВО БОЖЬЕ - слово Бога ДЕВЯТКИ, а всадник - это 9-ка Иисус, или согласно иной интерпретации ДУХ БОЖИЙ, т.е. ДУХ ДЕВЯТКИ.
Обратите внимание, белый цвет традиционно олицетворяет христианскую праведность, а weisser Mensch переводится не только как белый человек, но и как белая душа, или БЕЛЫЙ ДУХ!
Белый ДУХ ДЕВЯТКИ на белом коне "БОЖЬЕГО СЛОВА" ДЕВЯТКИ! Именно они тайно будут судить "наше Солнце" - великого русского Поэта-2-ку! Вот что было явлено прорицательнице, вот о чем она предупреждала юного Александра, по-своему, как могла... И вот что Пушкин, конечно же, расшифровать был не в силах...
22 буквы — Он начертал их ...и создал посредством них душу всего... Сефер Йецира. п.2, Гл.2

Ответить

Вернуться в «Проект Владислава Михеева»